Костанаец Леонид Дьячков прошел самый страшный концлагерь — Освенцим

Костанаец Леонид Дьячков прошел самый страшный концлагерь — Освенцим

Про его жизнь можно смело снимать художественный фильм

13-летним подростком он попал в один из самых страшных германских лагерей — Освенцим.

Через месяц после нападения фашистов на СССР город Днепродзержинск захватили немцы. В воспоминаниях подростка они остались рыжими, в рогатых касках и на мотоциклах.

– Нас выселили из квартиры, и мы жили в деревянном сарайчике, – вспоминает Леонид Васильевич.

Наступил 1943 год. В городе уже была слышна канонада. Наступали наши войска.
Может быть, он и дождался бы прихода Красной армии, если бы вместе с младшим братишкой и соседским мальчишкой не вышел на улицу, где их окружили полицаи с собаками и погнали на окраину города. Там уже была сформирована колонна подростков.

– Через неделю мы дошли до какой-то станции, когда на нас налетели советские самолеты. На бреющем полете они начали сеять панику среди немцев, – делится воспоминаниями Дьячков. – Многие из колонны стали разбегаться. Но бежать было некуда. Слева стены, справа поле с низкой травой. Бегущих было видно, как на ладони. Немцы их расстреляли.

После налета колонна опять пустилась в путь. В одну из ночей трое подростков решили сбежать.

– Проснулись рано утром, – вспоминает Леонид Васильевич, – а тут туман такой сильный, что ничего не видно. Вот мы и решили убежать.

И втроем ползком проползли около километра. А потом бросились бежать куда глаза глядят.

– Мы уже слышали, как бьют орудия, и понимали – фронт близко. Думали, что уже на нейтральной линии. Трассирующие пули летали через нас, – говорит он.

В балке, где спрятались подростки, они услышали шум подъезжающей машины. Выглядывая из зарослей, увидели остановившихся немцев около стога. Как раз до этого подростки решали, где им лучше спрятаться: в балке или стоге.

– Нас бог миловал. Мы решили затаиться в траве, – продолжил он свой рассказ. – Немцы подошли к этому стогу и вытащили оттуда четверых мужиков. И тут же из автомата на наших глазах расстреляли.
Леонид Васильевич закрыл глаза, и наступила пауза. Но через минуту-другую продолжил.

– Машина тронулась и остановилась рядом с нами. Немец кричит нам: «Киндер ком!», делать было нечего, мы подошли к машине втроем. Я поцеловал младшего братишку, но нас не тронули, а посадили в машину и вернули на железнодорожную станцию.
Мальчишек сдали жандарму. Среди ночи подошел поезд, куда их загнали. Ехали очень долго.

– Поезд остановился, – вспоминает он. – Открываются двери, видим много людей: немцы, поляки. Нас привезли в Польшу, в Освенцим.

– Мы были кроликами для опытов. Нас завели в санитарный барак, и начались наши мучения, – рассказывает он. – Что они только с нами не делали…То, что они у нас брали каждый день кровь – это мелочь. Брали шприцем вытяжки из спинного мозга. Боль была адская. От страха мы прятались под нары, откуда переводчица нас вытаскивала шваброй. Не знаю, чем они нас кололи, но к вечеру мы раздувались, как шары. Они брали у нас все, что только можно было.

День и ночь работали крематории. Запах сожженных тел еще лет пять преследовал нашего героя.

– К вечеру привезли цыган и евреев. Нас тоже загнали в эту толпу и сказали, что мы пойдем в баню, – продолжил он. – После чего нас отпустят.

Но тут на территории лагеря появился хромой немец, который прямо из очереди забрал их троих. Посадив в машину, он повез их в рабочий лагерь, где жила немецкая обслуга.

Мальчишки чистили туалеты, картошку для кухни, немецкую обувь и т.д. Это продолжалось до тех пор, пока однажды хозяин – Хромой Альфред – не напился.

Младший брат сказал, что такого шанса больше не будет. И они побежали.
Несколько месяцев мальчишки добирались домой. Днем шли по солнцу, ночью — по луне. И когда уже попали на советскую территорию, встретили по дороге машину с девушками-зенитчицами. Они предложили мальчишкам остаться на фронте и пойти служить в их батальоне. Братишка и сосед отказались, а Леня согласился. После трех месяцев службы получил направление в суворовское училище.

Сегодня Леонид Васильевич — ветеран воздушно-десантных войск. На его счету 98 прыжков с парашютом.

А еще 10 апреля ему исполнилось 92 года! Мы поздравляем ветерана и желаем ему долгой и счастливой жизни.

Светлана КУШЕКБАЕВА

Администратор сайта

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись