Неприступная доступность

Неприступная доступность

Сирота с тремя детьми на руках не может получить квартиру уже пять лет

При этом очередь матери-одиночки на жилье два года почти не сдвигается с места.

Татьяне Колеговой сейчас 31 год. Ее детство было нелегким: когда девочке было 11 лет, мать умерла, отец отказался воспитывать дочь, потому что ушел в другую семью. Судьба сложилась так, что Таню определили в детский дом. Рассказывая свою историю сейчас, Татьяна говорит, что об этом совсем не жалеет – в школе-интернате №2 города Рудного к ней хорошо относились, там же она обрела много подруг.

Этого девушка не может сказать о Костанайском интернате №3, куда ее вместе с одноклассницами перевели после 9 класса. Татьяна вспоминает: в стенах этой альма-матер не то что не было подходящих условий, а даже находиться было страшно.

– Условия здесь были ужасные: в комнатах для девочек не было дверей, вместо постельного белья нам давали какие-то непонятные шторы, – вспоминает сирота. – В комнате не было ни тумбочек, ни стола. Не жили, а существовали.

После окончания 11 класса Татьяна пошла учиться на парикмахера. В 17 лет вышла замуж и переехала жить к мужу с его родителями. О том, что она имеет право встать в очередь на получение жилья, узнала не сразу, а когда пришла подавать документы, ей отказали, объяснив это тем, что сделать это можно только до 23 лет. Тогда девушке было уже 24.

– Я только потом узнала от знакомого, что могу встать в очередь до 29 лет. Пришла снова подавать заявление, но мне опять отказали, потому что не было справки о заработной плате за последние 12 месяцев. А откуда она у меня будет, если на тот момент у меня на руках был грудной ребенок? – возмущается Татьяна Колегова. – В итоге только в 2013 году я со скандалом кое-как встала в очередь и оказалась 4002-й.

В ГУ «Отдел жилищных отношений акимата города Костаная» пояснили: чтобы претендовать на бесплатное жилье, гражданину РК необходимы: регистрация в данном населенном пункте (заявителя и его членов семьи), отсутствие зарегистрированного жилища на территории РК, отсутствие фактов отчуждения последние пять лет. Ни о каком возрастном ограничении и справке о заработной плате речи не идет. Так почему Татьяне Колеговой так упорно отказывали даже в подаче заявления, нарушая ее гражданские права?

Позже списки очередников разделили на пять категорий, одна из которых – дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Соответственно очередность поменялась. В 2017 году Татьяна была 886-я, а на момент подготовки статьи, по данным отдела жилищных отношений, ее номер был 839.

У 31-летней Татьяны трое детей – две дочери 10 и 6 лет и двухлетний сынишка. Она в разводе, но вынуждена жить под одной крышей с бывшим мужем и его мамой, так как возможности снять или купить квартиру у нее нет. Девушка работает продавцом на Складской, зарплаты едва хватает на жизнь, посильную помощь оказывает свекровь.

– Я бесконечно хожу в акимат, обращалась в «Нур Отан», мне не помогли. Говорят, все ждут – и вы ждите, – рассказывает Татьяна. – А куда я с тремя детьми? Предлагают предоставить общежитие на три года. Но даже не говорят, сколько примерно лет ждать. Моя одноклассница в Рудном получила квартиру уже второй раз. Первый раз дали, потом она села в тюрьму, отобрали, дети ее были в Доме малютки. Теперь второй раз выдали. Ее мужу тоже дали квартиру. А моя очередь за два года практически не сдвинулась. Мне кажется, это все бесполезно, не знаю уже куда обращаться. В прокуратуру? Их ничем не напугаешь.

На руках у Татьяны целая стопка документов. Обращения, ответы на них, снова обращения и снова отписки… Надежду на новую жизнь молодая девушка уже почти потеряла. Но по инерции продолжает обивать пороги государственных учреждений в поисках справедливости.

Татьяна не единственная в своих мытарствах по госучреждениям. В такой же ситуации ее одноклассница Елена Поздина. Она встала в очередь на получение квартиры в 2014 году. Сейчас девушка не замужем, у нее двое детей, вынуждена снимать квартиру.

– Очередь двигается, но медленно, – рассказывает Елена. – В районе мясокомбината давно уже построили два дома, нам говорили, что они полностью будут для детей-сирот и инвалидов. В итоге дали по одному подъезду. А остальные квартиры кто занял? И так каждый раз.

Девушка рассказывает, что вопросы с очередностью уже стали привычными. При обращении в ЖКХ сиротам говорят одну цифру, а после записи на прием в акимат очередь сразу сдвигается.

– Как только мы приходим в акимат, очередь сразу продвигается на 50-60 человек. 20 марта 2014 года я была 1242-я, а весной этого года стала уже 1146. Получается, за 4 года только 96 человек получили квартиры. Если ситуация не изменится, то свое жилье у меня появится только годам к 80-ти, а то и позже, – сетует Елена.

На сегодняшний день в списке очередников 1981 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Каждый год в Костанае строятся и сдаются в эксплуатацию тысячи квадратных метров, предназначенных для обеспечения жильем граждан, относящихся к категории незащищенных слоев населения. Однако очередь почему-то не уменьшается. Только в 2017 году среди пяти категорий льготников было распределено 143 квартиры, в текущем – ключи от собственного жилья получили 210 очередников.

– Постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 декабря 2016 года № 922 утверждена Программа жилищного строительства «Нурлы жер» и внесены изменения и дополнения в некоторые решения Правительства Республики Казахстан, где целью программы является повышение доступности жилья для населения, – сообщает руководитель ГУ «Отдел жилищных отношений акимата города Костаная» Ерлан Оспанов. – Распределение жилья осуществляется пропорционально количеству его строительства и ввода в эксплуатацию.

К концу года запланирована сдача дома в мкрн «Аэропорт». Количество квартир, которые достанутся очередникам, пока неизвестно. Однако для Татьяны Колеговой и Елены Поздиной, как и для многих других льготников, мечты о собственной квартире и нормальной жизни по-прежнему остаются несбыточными.

Еще одной «жертвой» вечной очереди стал Мухтар Нурканов из Костаная. Его желание почувствовать себя дома и жить полноценно заставило обратиться не только в акимат и к депутатам, в поисках справедливости он дошел до прокуратуры. Однако воз и ныне там.

Мухтар Нурканов воспитывался в школе-интернате №2 для детей-сирот города Костаная. Затем был направлен в областной Дом юношества для детей-сирот, где получил образование по специальности плотник-столяр.

Отец Мухтара погиб в аварии, когда ему было 6 лет. Мать после этого начала злоупотреблять алкоголем, в результате ее лишили родительских прав.

− Я не опускаю руки, не встал на неправильный путь, – делится Мухтар. – Всю свою сознательную жизнь я тружусь и работаю, честно зарабатываю свой кусок хлеба. В 2008 году после окончания ПТШ №3 я по распределению остался в городе Костанае. Пошел в Центр занятости, где меня устроили разнорабочим в Парке культуры и отдыха. Там я проработал три года. Сейчас работаю дорожным рабочим.

Сейчас Мухтару 30 лет, все время он проживает на съемных квартирах, не зная, в какой момент арендатор решит повысить квартплату. Заработная плата Мухтара составляет 50 тысяч тенге, из них 18000 он отдает за аренду жилья плюс 3600 за коммунальные услуги. В итоге 28000 остается на продукты, одежду и остальные нужды.

– Я стою в очереди на жилье как сирота с 2011 года, меня тогда поставили в общую очередь, я был 3169, в 2012 году я продвинулся до 2909, в 2013 году стал 2877. В 2014 году нас, детей-сирот, перевели в отдельную очередь, в ней я стал 534, в 2015 году – 492, в 2016-м – 461, в 2017 году – 456. В 2018 году очередь продвинулась до 417. При нынешних темпах реализации данной программы я не смогу получить жилье в ближайшие десятилетия. Мне 30 лет, пора строить семью, жениться, воспитывать детей. Это все возможно только при уверенности в завтрашнем дне. Прошу вас помочь мне получить квартиру всеми законными способами, – просит молодой человек.

На сегодняшний день номер Мухтара в очереди 412, он постоянно следит за ее продвижением на портале egov. Кроме того, Нурканов продолжает обивать пороги госучреждений в поисках справедливости. На его обращения исправно приходят ответы, правда, написано в них, как правило, одно и то же. Меняется только отправитель. Остальной текст – как под копирку ответ на наш информационный запрос. Мол, распределение жилья осуществляется пропорционально строительству и сдаче в эксплуатацию. Устав биться в закрытые двери, Мухтар обратился за помощью к адвокату и составил официальное письмо в прокуратуру. Но, увы, результата пока нет – ожидание исполнения мечты о собственном жилье все еще обещает быть долгим…

Алина СУШКО

Фото автора

Администратор сайта

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись