Почему онкобольные из Костаная вынуждены бежать в Астану?

Почему онкобольные из Костаная вынуждены бежать в Астану?

Или история о том, почему приходится обращаться к вице-министру здравоохранения, чтобы получать эффективное лечение…

Все больше и больше поступает жалоб от больных онкологией на недополучение должного лечения. Причина — новые лекарства Казахстану не по карману, а старые люди по неизвестной причине не получают месяцами, передает ИА «ТоболИнфо».

31-летняя жительница Рудного Татьяна Волкова, у которой меланома третьей степени, вынуждена была покинуть Костанайскую область и прописаться в Астане. Ведь здесь, по ее словам, все идет быстрее, а вопросы с получением препаратов не стоят так остро.

— У нас в Костанае очень странно закупают препараты. Все прекрасно знают, сколько онкобольных состоят на учете и какое лечение получают. Однако препаратов никогда не хватает. Было такое, что я полгода не получала иммунное лечение, хотя эти лекарства в организм должны поступать бесперебойно. Благо, что у меня знакомая работала в поликлинике, и когда приходили препараты, она сообщала мне, и я, бросив все дела, садилась в такси и ехала за ними, — рассказывает Татьяна.

Устав от таких «гонок» девушка решила переехать в столицу. Подтолкнуло ее к этому еще и то, что в Костанайской области нет мощных магнитно-резонансных томографов (МРТ), которые смогли бы досконально рассмотреть внутренние органы и ткани.

— Чтобы бесплатно пройти МРТ, нужно записываться за месяц вперед. Но у нас каждый день на счету. Поэтому мы, онкобольные, вынуждены проходить все эти процедуры на платной основе. Также, чтобы выжить, в социальных сетях мы объявляем сборы денежных средств. Люди со всего мира помогают. Вот только, к сожалению, нашему государству не до этого… Они берегут бюджет, — подчеркивает Татьяна Волкова.

К тому же, как считает девушка, возможности получения нашими онкобольными необходимой медицинской помощи далеко не отвечают вызовам 21 века. Как оказалось, самым популярным медикаментозным лечением в Казахстане является химиотерапия, которую многие люди не переносят.

— На прошлой неделе я и еще несколько онкобольных были на приеме у вице-министра здравоохранения РК Лязат Актаевой. Мы просили ее включить в протокол лечения меланомы такие препараты, как «Еврой» и «Опдиво», которые не зарегистрированы в Казахстане. В связи с этим госпожа Актаева попросила нас предоставить доказательства эффективности препаратов, мнения экспертов, но только не российских… Напрашивается вопрос — почему? Ведь казахстанские медицинские работники выезжают за бюджетные деньги в федерацию на обучение и консультации. А тут такое недоверие к ним, — негодует Татьяна.

Парень по имени Кирилл, чей отец также страдает меланомой, вместе с Татьяной был на приеме у вице-министра здравоохранения РК и просил включить два препарата в формуляр лечения рака кожи.

— Госпожа Актаева нам сразу дала понять, что боится лоббирования фармкомпаний и не намерена тратить бюджетные средства. Тогда мы заявили, что существует фонд медицинского страхования, куда мы отчисляем свои деньги… Но Актаева сказала, что это их ни к чему не обязывает. Вот так вот получается, — говорит Кирилл.

К слову, онкобольные в Казахстане оставлены один на один со своим недугом. Им приходится объявлять сборы денежных средств в социальных сетях, чтобы приобрести нужную порцию препаратов или уехать на лечение в Израиль, Корею… А у нашего государства денег на это нет.

Свыше 170 тысяч казахстанцев, по данным онкологического центра Астаны, продолжают борьбу за жизнь. Однако это число ежегодно растет.

P.S. Помочь Татьяне Волковой можно по следующим реквизитам: VISA Kaspi Gold 5169493139443447

Валерия ВАХНЕНКО

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись