Правда о потерянном детстве

Правда о потерянном детстве

Большинство фактов сексуального насилия над несовершеннолетними все чаще остается страшным секретом
Однако психологи утверждают, что этого ни в коем случае нельзя допускать, так как самостоятельное переживание проблемы может привести к необратимым последствиям.

В Казахстане, и в частности в Костанае, проблема педофилии по-прежнему остается актуальной.

ЗАПОЗДАЛЫЙ КРИК ДУШИ

Ника живет в Костанае. Сейчас ей 25, но тогда девочке было около пяти лет. Самое жуткое, что осознала все случившееся она только в подростковом возрасте, а до этого в памяти просто периодически всплывала картина…

В детстве у Ники была няня, которая часто оставляла ее под присмотром своего 17-летнего сына. В тот день было так же. Девочка что-то рисовала на листке бумаги, когда парень позвал ее в свою комнату. Он всегда был с ней добр, поэтому Ника без колебаний отозвалась на фразу: «Пойдем, я тебе кое-что покажу». Но почти сразу пожалела, однако выходить из его комнаты побоялась, так как в квартире больше никого не было. Парень предложил ей раздеться и «поиграть», она отказалась. Ника знала, что у сына няни есть умственные отклонения, поэтому он все время и находился дома. Но маленькая девочка воспринимала его как брата и по-своему любила. Однако что-то ей подсказывало в тот день – это плохо. Видеть голого названного старшего брата было непривычно и неприятно. Следующая картинка, которая всплывает в сознании, – событие того же дня. Ужасающее событие. Описать его у Ники не получается до сих пор. Хотя она помнит все до мельчайших деталей. Помнит, что плакала и просила не делать этого. Он не слушал и прервался только тогда, когда в замке повернулся ключ. Пришел его дедушка. Второпях одев девочку, парень сказал: «Если ты нас всех любишь, не рассказывай никому».
И она не рассказала. Никому. Знала, что родители его убьют. Боялась, что кто-то узнает и над ней будут смеяться. Это сначала, а потом картинка в детской памяти осталась чем-то само собой разумеющимся. Лишь потом, поняв весь ужас произошедшего в более осознанном возрасте, начала его ненавидеть. Но все равно молчала. Их пути давно разошлись, да и, скорее всего, он бы и не вспомнил этого.

С течением времени Ника сама себе объясняла, что все в прошлом и не стоит на это обращать внимания. Окончила институт, вышла замуж. Вроде бы все нормально, но память не позволяет забыть обиду. Обиду не за себя, а за ту маленькую девочку, которая ничего не понимала. Боли уже не было. По крайней мере, физической…

Сегодня дети осведомлены в вопросе сексуального насилия гораздо больше. Случись с ними такое, большинство сразу расскажут родителям. Но травма от этого не станет меньше, возможно, даже наоборот. Родители в первую очередь стараются обезопасить своего ребенка и посадить насильника в тюрьму. И это понятно. Но ведь важно своевременно поддержать и оказать психологическую помощь пострадавшему человеку с несформировавшейся психикой, иначе последствия могут быть страшными.

Еще одна история, рассказанная взрослой жертвой детского насилия, задевает душу как случившимся, так и последствиями. Катя очень любила отчима и ей нравилось с ним играть. Ему тоже, но своеобразно. Девятилетнюю девочку он раздевал и трогал. Катя не рассказывала маме, даже виду не подавала. После того, как она достигла совершеннолетия, были неудачные отношения с мужчинами, а потом и вовсе девушка твердо убедилась в том, что они ей неинтересны. У нее есть маленькая дочь, а в замужестве Екатерина не видит никакого смысла. Она не потеряла веру в любовь и счастье, строит отношения, но… не с мужчинами.

Имена женщин в обеих историях по этическим соображениям изменены, однако они не становятся от этого менее реальными.

СЛОМАННАЯ ЖИЗНЬ – ЗАКОНОМЕРНОСТЬ?

У каждого свой выбор, и, возможно, он не связан с произошедшими в детстве событиями. О том, как пережитая и замолчанная детская трагедия может повлиять на дальнейшую жизнь, мы поговорили с психологом Людмилой Должиковой.

— Для ребенка изнасилование, пережитое в юном возрасте, несет различного рода психические расстройства, – комментирует она. – Так или иначе это наносит свой отпечаток на всю дальнейшую жизнь. В подростковом возрасте у таких детей наблюдаются нарушения в поведении, конфликты со сверстниками, они могут уходить из дома, принимать алкоголь, вести беспорядочную половую жизнь. Может проявляться аутоагрессия – это так называемое самоповреждение, когда ребенок старается сам себе причинить боль.
Мы часто говорим слово «депрессия» и не придаем этому особого значения. А она может иметь тяжелые последствия. Вплоть до того, что человек становится отгороженным от социума. Может также проявляться нарушение полового влечения в виде гомосексуализма, педофилии, а по способу удовлетворения потребностей садизм или мазохизм. Также люди, ставшие жертвами насилия в детстве, могут быть неспособны к длительным стабильным отношениям на подсознательном уровне, настороженно относятся к противоположному полу.

Сексуальное насилие по отношению к несовершеннолетним, к сожалению, чаще происходит в семье. Это и пугает больше всего, потому что зачастую ребенок доверяет тому, кто ломает ему жизнь. И это нередко становится причиной нежелания выносить сор из избы. Да и сами дети боятся рассказать и тем самым осознать, что близкий и любимый человек может причинить зло.

— Насильниками в таких случаях могут быть отцы, братья, дяди и даже тети либо очень хорошо знакомые люди, – рассказывает Людмила Должикова. – Детской психикой все воспринимается гораздо острее, ребенок боится что-то рассказать, теряет доверие к окружающим. Более того, ребенок, до конца не осознающий происходящее, может принять сексуальное насилие как некое проявление любви по отношению к себе. Насилие зачастую происходит дома – там, где ребенку комфортно и у него меньше возможности сопротивляться. Замалчивание этой ситуации и нежелание родителей принять действительность может привести к тяжелой детской травме, которая обязательно даст о себе знать в будущем.

Многие родители, по словам психолога, не видят или не хотят видеть, что с их ребенком происходит что-то неладное. Но есть ряд признаков, по которым можно определить, что ему нужна помощь. К примеру, у ребенка могут возникнуть страхи, резко меняется поведение, появляется немотивированная агрессия или, напротив, апатия. Кроме того, дети могут начать проявлять интерес к телу, или наоборот – бояться прикосновения к себе других людей. Появляется стыдливость, понижается самооценка. Эти и другие признаки абсолютно индивидуальны для каждого ребенка, но если начинают проявляться хотя бы несколько из перечисленных, нужно обратиться к психологу.

НАКАЗАНИЕ ИЛИ ЛЕЧЕНИЕ?

С 1 января этого года в Казахстане приняли закон о применении химической кастрации к педофилам. Однако в нововведении есть ряд нюансов. Например, эта процедура имеет временный характер, то есть педофил постоянно должен находиться под наблюдением. Прием препарата, блокирующего действие тестостерона, необходим раз в три месяца.

В Казахстане эту процедуру будут проводить следующим образом: на основании результатов судебно-психиатрической экспертизы суд выносит решение о химической кастрации, затем педофилу введут инъекцию.

Сама процедура предусмотрена для проведения в тюрьмах или в амбулаториях, которые предоставляют психиатрическую помощь (уже освобожденным). На проведение химической кастрации педофилов в Казахстане в 2018 году выделено 9,6 млн тенге.

Об эффективности этой меры и о том, есть ли гарантия, что по освобождении педофил не вернется к прежней жизни, идут активные дискуссии.

Недавно в Астане прошел международный семинар на тему освещения проблем детства. На нем выступила уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Загипа Балиева.

— Я за смертную казнь педофилам, но мое личное отношение не имеет никакого значения, – говорит Загипа Яхяновна. – Гарантии того, что, отсидев срок, они не будут этим заниматься, нет. Надеюсь, мы придем когда-нибудь к тому, что педофилам будут давать пожизненный срок. В отношении педофилов мое мнение категорично. В местах лишения свободы химическая кастрация возможна, а как быть с теми, кто на свободе? Как можно узнать, что он педофил? На мой взгляд, эта мера не предотвратит и не защитит в полной мере наших детей от изнасилования.

В западных странах существует практика так называемого общественного порицания, когда на улицах вывешивают фотографии подозреваемых в педофилии, даже если их вина не доказана. Это делают сами граждане, для того чтобы предупредить других родителей и обезопасить собственных детей. Однако эти действия идут вразрез с презумпцией невиновности. Тем не менее многие казахстанские депутаты, защищающие права детей, не против введения такого метода профилактики педофилии в нашей стране.

Статистика показывает, что меры, предпринимаемые к педофилам в Казахстане на законодательном уровне, дают положительные результаты. Но искоренить эту проблему, к сожалению, невозможно. Трагические истории, периодически всплывающие в прессе, холодят душу. Вся страна сопереживала 6-летней девочке Вике из Актау в 2016 году, пострадавшей от насильника. Виктория Минина прожила несколько месяцев после чудовищной трагедии на аппарате искусственного жизнеобес­печения. В ноябре 2016-го девочка скончалась.

Долг каждого родителя – обезопасить своего ребенка на 100 процентов. А эта задача не из легких, но самое главное – не оставлять свое чадо без внимания.

Алина СУШКО

Алина Сушко

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись