COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

Выздоровевших

Зарегистрированных случаев

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

Летальных случаев

Правопорядок

Дело о смертельном ДТП на рудненской трассе рассматривают в суде Костаная

По версии обвинения, аварию спровоцировал водитель «ВАЗ 2115» Виктор Маслюк, который не пропустил патрульный автомобиль, следовавший на место другого ДТП

В результате погибли двое детей – четырех и двенадцати лет, еще двое человек пострадали.

Страшная авария произошла 25 июля 2020 года на 10-м километре трассы Костанай-Рудный, около кафе «Арагви». Видео с места ДТП тогда облетело все соцсети. «ВАЗ» начал поворачивать налево, в этот момент в него на большой скорости влетел полицейский Jac. Патрульную машину перевернуло, «ВАЗ» встал на бок.

Сейчас картину произошедшего по крупицам собирают в суде №2 Костаная. Свидетели дают показания. На скамье подсудимых – Виктор Маслюк, который в этой злосчастной аварии потерял сына.

Очевидцы аварии рассказывают, что ребенка попросту зажало на заднем сидении. Он погиб на месте…

Виктора Маслюка обвиняют по ст. 345 ч. 3 «Нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека». Однако защита подсудимого настаивает, что и со стороны полиции были нарушения, которые привели к трагическим последствиям. Ранее водитель Jac Ибрай Ракимгалиев пояснил суду, что ехал со скоростью 110 км/ч и с включенной сиреной и проблесковыми маячками.

Однако все допрошенные свидетели утверждают, что звукового сигнала и проблесковых маячков не было, а сам автомобиль летел с огромной скоростью, не убедившись в безопасности движения.

– Мы ехали с супругой с дачи «Элеваторщик», я был на пассажирском сидении, – рассказал суду свидетель Максим Галич. – В этот момент навстречу проехала машина быстро, потом появилась еще одна, полицейская. Резко произошло столкновение. Я такое только в кино видел: патрульная машина подлетала и упала на разделительную полосу. Оттуда раздался крик. Мы остановились, жена стала звонить в скорую, а я – в полицию. Звуковых сигналов я не слышал, скорость у патрульной машины была не меньше 150 км/ч, она пыталась уйти от столкновения.

– Дорога на этом участке опасная – идет подъем, а затем дугообразный поворот. Здесь всегда много аварий, – рассказал свидетель Илья Косиков. – Момент столкновения я не видел, слышал только свист тормозов и громкий удар, сирен не помню. “ВАЗ” встал на бок, а Jac перевернулся и приземлился на колеса.

Подробнее всех о ДТП рассказала Оксана Тимошенко. Женщина, вспоминая об аварии, едва не заплакала, потому что картина перед ней предстала страшная. Свидетельница вспомнила, что в тот день выходила из кафе и увидела, как «со свистом» летит патрульная машина. Она пыталась затормозить, но авто стало кидать, закрутило и произошел удар с “ВАЗом”.

– Сирены не было. У кафе было тихо, я бы услышала, – заверила Оксана Тимошенко. – Jac летел по второй полосе, потом начал тормозить перед знаком поворота. Кстати, полицейские его потом пытались выломать и расположили гораздо дальше. Очень жаль, что ни один из сотрудников полиции не помог детей вытащить. Я когда подошла к патрульке, там не было ни аптечки, ни огнетушителя. У него была такая лысая резина, что я бы и 50 км/ч не рисковала ехать. Я 12 лет за рулем и могу точно сказать, что скорость у полицейских была 150-140 км/ч как минимум.

Свидетель в суде четко пояснила: никаких звуковых сигналов от патрульки перед столкновением она не слышала. Однако в протоколе досудебных показаний от 15 декабря 2020 года Оксана Тимошенко поясняла, цитируем: «За секунду перед столкновением с машиной, выехавшей со стороны кладбища (“ВАЗ” – «НК»), он подал предупредительный специальный сигнал и затем совершил столкновение». Тимошенко это объяснила так: ей показалось, что слышала звук клаксона. Однако это точно не была сирена.

– Я работаю на кладбище и видела похоронную процессию. Принесла венок на могилу детям. Я считаю, что они могли бы выжить, – подытожила Оксана Тимошенко.

Последнего на заседании допросили напарника Ибрая Ракимгалиева, Акылбека Салапаева, который в момент аварии находился на пассажирском сидении патрульного авто. Он подтвердил слова своего коллеги, сказав, что они включили сирену и проблесковые маячки.

– Нам поступила заявка на ДТП, мы развернулись и поехали, – рассказал Салапаев. – В районе п. Амангельды (Красного партизана) включили проблесковые маячки и сирену, чтобы нам уступили дорогу. Я говорил по телефону насчет заявки, метров за 50 мы увидели впереди “ВАЗ”, он шел по своей полосе и потом неожиданно стал разворачиваться, перейдя уже на нашу. Мы начали тормозить, но машину занесло и опрокинуло,

В показаниях этого свидетеля тоже нашлись разночтения. В суде Салапаев сказал, что увидел “ВАЗ” за 50 метров, а до суда называл другие данные – 5 метров.

– Скажите мне, вы знаете пункт 6.1 ПДД РК? – поинтересовался адвокат подсудимого Константин Геращенко. – «Для получения преимущества перед другими участниками движения водители оперативных и специальных служб должны включить проблесковый маячок синего цвета и специальный звуковой сигнал. Воспользоваться приоритетом они могут только убедившись, что им уступают дорогу». Вы в этом убедились?

Вопрос сняли, так как его надо задавать водителю патрульной машины, а не пассажиру. Ибрай Ракимгалиев пояснил, что кричал в рупор водителю “ВАЗа” остановиться и уступить полосу, однако тот не отреагировал и продолжил поворот. Пришлось экстренно тормозить.

На записи с жетона сотрудника полиции Салапаева едва различимы крики Ракимгалиева: «Уйди, уйди…». Однако отчетливо слышны звуки сирены и специального сигнала за несколько секунд до столкновения…

Следующее заседание, на котором допросят экспертов, пройдет 22 февраля.

Татьяна НАЗАРУК
Скриншот онлайн-записи процесса


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77