Головные боли – дорога к психиатру

Головные боли – дорога к психиатру

Комментарии к записи Головные боли – дорога к психиатру отключены
Загрузка...


Если вам постоянно нездоровится, возможно, вы больны не телом, а душой

Так считает главный нарколог области и уверяет, что нет ничего зазорного, если человек просит помощи у психиатра-нарколога.

Нередко мы слышим от родных или друзей: «На работе завал, хочу в отпуск, в мыслях сплошной хаос. Больше не могу…». Внутренний дискомфорт лишает человека способности трезво смотреть на собственные проблемы. Неправильно оценивая ситуацию и свое здоровье, он направляется за помощью к терапевту. Наверняка надеясь на открытие больничного и рецепт антибиотиков, который спасет от всех недугов. Но не тут-то было…

Причины депрессивного состояния, усталости, тревожности, тоски никакими таблетками, прописанными терапевтом, не исцелить.

Как уверяет главный врач Костанайского областного центра психического здоровья Владимир Михайленко, эти симптомы поможет излечить только психиатр-нарколог.

Но в обществе существует понятие: если обратился к психиатру – ты псих!

Владимир Алексеевич в разговоре с корреспондентом «НК» попытался развеять эти мифы…

– У населения даже слова психиатрический и наркологический диспансер вызывают страх, тогда как в Европе поход к психиатру считается нормой. Как бороться с этим недопониманием?

– В течение нескольких лет Министерство здравоохранения готовилось к реформе психиатрической службы. Была изучена мировая практика. В этом году сделаны первые шаги – произошло объединение психиатрической и наркологической служб. У нас в области появился единый областной центр психического здоровья. Наши специалисты прошли ряд обучений и стали называться психиатрами-наркологами.

Грубо говоря, раньше было два колхоза, а теперь одна деревня и один председатель (смеется).

Теперь по приказу Министерства здравоохранения амбулаторная помощь оказывается в четырех поликлиниках нашего города, а стационарная – у нас в диспансере. Такая реформа прошла по всей стране. Это очень важно. Граждане должны знать и понимать, что если они захотят обратиться к психиатру или наркологу, не нужно бежать в диспансер, достаточно прийти в поликлинику, к которой прикреплены.

Да, раньше действительно была большая проблема – если человек обратился в психбольницу или наркодиспансер – значит псих, наркоман или алкоголик. Клеймо, от которого не отмыться. Надеемся, что реформа устранит понятие стигматизации, ведь оно приводит к тому, что человек остается со своей проблемой наедине, доводит себя до запущенной стадии.

– А как не довести себя до запущенной стадии при таких понятиях?

– Во-первых, нужно не думать о мнении чужих людей, а во-вторых, в любой момент вы можете прийти в первичный центр психологической помощи и проконсультироваться с психиатром-наркологом.

90% трудоспособного населения имеет функциональные расстройства: бессонница, головные боли, плаксивость, депрессия, безразличие ко всему… Это все относится к компетенции психиатра-нарколога, а люди бегут прямиком к терапевту. Ошибаются адресом.

«Меня замучало давление», «У меня болит голова»… Люди пичкают себя антибиотиками, а нужно пить антидепрессанты или успокаивающие таблетки, прописанные нашим специалистом. После этого и давление нормализуется, и головные боли прекратятся.

Люди должны перестать бояться обращаться к врачам нашего профиля. Должны понять, что если вовремя придешь к врачу и станешь получать лечение, эффективность будет выше и лучше.

– А как обстоят дела с алко- и наркозависимостью населения?

– С начала 2000-х годов ситуация значительно поменялась. Если в нулевом году на учете состояло 25 тысяч алкозависимых, то в 2019 году только 8 тысяч. В 2,5 раза уменьшилось и количество людей, употребляющих наркотические вещества. Думаю, это связано со стабильной экономической ситуацией в стране.

Между тем, с алкоголем связано 80% населения, 20% – не приемлют употребление спиртных напитков вообще. А вот 40 из 100% можно отнести к злоупотребляющим: выпивают каждую субботу, похмеляются в воскресенье, в понедельник идут на работу… И так по кругу.

Эти люди нуждаются в своевременной коррекции. Но, как правило, приходят они к нам, когда уже помочь практически нет шансов.

– Некоторые ваши пациенты проходят лечение не один раз. Значит ли это, что оно неэффективное? Или все зависит от силы воли людей?

– Вы меня подталкиваете на политнекорректную тему. Сама политика здравоохранения недружелюбна в отношении наших граждан… Мы бесплатно лечим запущенные случаи, тех людей, которых направили на принудительное лечение через суд. Как правило, они являются ворами, хулиганами, имеющими несколько ходок. У них запущенная стадия, вылечить их практически невозможно. Но государство выделяет на их лечение деньги.

Большая же часть людей с первыми признаками зависимости просто угасает на глазах у своих родных и знакомых. Мы их можем спасти, но они не хотят вставать на учет, ведь человек сразу получит ограничения: ему запретят водить автомобиль, могут уволить с работы и т.д.

– А разве анонимно нельзя пройти лечение?

– Можно. Но только платно. Сутки пребывания в нашем диспансере стоят 10 тысяч тенге. А по стандарту лечение длится месяц. Согласитесь, 300 тысяч тенге на дороге не валяются! Человек, находящийся на 1 или 2 стадии зависимости, еще думает о своих детях, родителях, обеспечивает их. Поэтому лишиться этих средств не может.

Грубо говоря, государство выбросило этих людей за борт. Мы помогаем тем, кого уже практически не спасти. Выбрасываем деньги на ветер.

– Сейчас появилось очень много синтетических наркотиков, которые можно приобрести через интернет или по звонку. Как обстоят дела в этой части в нашей области?

– В крупных городах Казахстана ситуация тяжелая. Нас эта проблема тоже настигла, но не в таких масштабах.

Синтетические наркотики намного дешевле и опаснее того же героина. «Соль», «скорость», «марки» намного токсичнее обычных наркотиков, вызывают привыкание с первого раза. В течение шести месяцев происходит распад личности, разрушение головного мозга. Человек превращается в «овощ», который думает только о том, где достать очередную дозу. Через год, максимум два, его находят мертвым от передозировки на какой-нибудь помойке. Я совсем не преувеличиваю, говорю об этом открыто.

У нас был случай, когда студент, сдавший с отличием летнюю сессию, осенью возвратился никаким. Он подсел на «синтетику» и за короткое время его не стало.

– Вам приходится работать с тяжелым контингентом. Как справляетесь с этим?

– Отделение принудительного лечения – такого нигде не осталось, даже в России отказались от этого. Советская «отрыжка»… Во всем мире принудительно лечат тех, кто дошел до крайней точки. У нас же всех наркоманов и алкоголиков, по которым тюрьма плачет, по решению суда направляют к нам.

А кто у нас работает в большинстве случаев? Женщины-врачи и медсестры. Вот эти «братки» потом и пытаются устанавливать в нашем учреждении свои правила. У нас даже охранники частных охранных предприятий порой ходят с синяками. Потому что эти так называемые нуждающиеся в лечении люди кидаются на них с кулаками, угрожают, а кузетовцы ответить тем же не могут. Ведь на них подадут заявление эти «боевики», да еще и прикинутся жертвами.

Мы же своих пациентов содержим в идеальных условиях, обеспечиваем трехразовым питанием, они регулярно видятся с родственниками. Не диспансер, а санаторий, честное слово…
Полицейские же сбросили их нам и сидят спокойно. Раньше были лечебно-трудовые профилактории, за порядком там смотрели сотрудники внутренних органов. Дисциплина была соответствующая. «Подучетники» знали, что за любой выпад будут строго наказаны.

– А почему за порядком в вашем учреждении не могут следить подготовленные люди?

– Все решает конкурс. Выигрывает тот, кто поставил наименьшую почасовую оплату за свой труд.

Министр здравоохранения пытался решить этот вопрос, передать диспансер на баланс МВД, но пока никаких продвижений…

Валерия ВАХНЕНКО
Фото предоставлено Владимиром МИХАЙЛЕНКО

Loading...

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись