Наш Костанай

«Я всю жизнь работала с удовольствием»

Педиатр с 30-летним стажем Нина Гутина рассказала «НК» о профессии и жизненных принципах

1 января отличнику здравоохранения СССР Нине Леонтьевне исполнилось 80 лет. Она до сих пор полна сил и энергии, интересуется новостями из мира медицины, поддерживает связь с коллегами. В свое время Нина Гутина вводила реформы в сфере школьной гигиены, спасала детей от дифтерии и отстаивала принципы оздоровления молодого поколения.

Пока были силы, она одновременно работала и на участках, и была заместителем главного врача городской детской больницы. Нина Леонтьевна до сих пор считает, что просто сидеть в кабинете – не ее история. Наша героиня на пенсии более 20 лет, однако костанайцы любимого педиатра помнят и до сих пор говорят спасибо.

В преддверии юбилея, а беседовали мы с Ниной Леонтьевной 30 декабря, она рассказала «НК» о своем детстве, становлении в профессии и главных принципах жизни. Повествование пойдет от первого лица.

Пусть Нина к Люсе идет

У нас в семье было пятеро детей. Я третья, во время войны родилась, в 1942 году. Папа находился под Сталинградом. Когда он вернулся, мы все уехали в Кушмурун из Аулиеколя. Там родилась сестренка Люся. Папа и мама работали, и ее маленькую полностью на меня оставляли. Я ухаживала за сестренкой.

Однажды она заболела очень тяжело: рожистое воспаление, при смерти была. Помню, мы в это время делали саман, топили коровий помет, все вокруг него собрались, а Люся в доме лежала в своей кроватке. Все боялись подойти к ней. Мама плакала. Потом все на меня посмотрели и говорят: «Пусть Нина к Люсе идет, она ее растила». Я подхожу, смотрю, а Люся улыбается. Кризис миновал. Я шла смотреть на труп, а увидела живую сестренку. Мне было тогда 10 лет.
Люся в этом году умерла, к сожалению. У нее осталась дочь в Киеве, Юленька. Она тоже стала врачом. Я для нее как вторая мама.

Задачи на генераторы

Никто из моей семьи не работал в медицине: только папа был водителем «скорой помощи» в Аманкарагае и параллельно занимался портным делом. Люся отучилась на инженера, брат окончил училище в Свердловской области и поехал на оборонку в Киев.

Я хорошо училась в школе, но физика шла не очень. Помню, задачи на генераторы никак не давались. Брат подошел ко мне и говорит: «Ну, давай решать». Он все объяснил, растолковал, и потом такая же задача на генераторы мне попалась на экзамене во время поступления в Алма-Атинский медицинский институт. Конкурс был жесткий, задачи специально давали сложные, все стремились тогда попасть в институт. Надо мной стоял смотрящий и видел, что я решила задачу правильно. При всех похвалил. Все прибежали посмотреть, кто это на «5+» задачу решил.

Помню, как отец гордился мной, когда на третьем курсе пришло благодарственное письмо из деканата. Нас 220 человек на потоке, а письма только нескольким студентам прислали.

Зарплата мизер, но мы работали

Когда я вернулась после института в Костанай, меня направили участковым врачом в инфекционное отделение детской городской больницы, которое располагалось, где сейчас акимат городской. На его месте стояло двухэтажное деревянное здание с воротами. Заведовала отделением Прасковья Федоровна Злобина. Она стала моим наставником. В 1973 году дифтерии не стало благодаря вакцинации, тогда я перешла в гепатитное отделение. В это же время меня позвали на должность замглавврача. Я согласилась, но старалась совмещать с работой в отделениях. Часто чередовала: разные отделения брала, и старшего возраста, и младшего, потому что должна была на голову быть выше участковых врачей. Так делала вплоть до пенсии.

Могу сказать, что дифтерийное отделение показало мне школу жизни. Представьте: сначала надо с больными быть, потом поговорить с родителями, а потом бежать на вызовы. Я обслуживала частные дома вдоль Тобола, «Колесные ряды». В эпидемию гриппа до 20-40 вызовов было. Мне дали первый, пятый и шестой участки, как сейчас помню. Детей там было много. Весной, когда разливался Тобол, мы делали всем детям гамма-глобулин, боялись гепатита. Много было скарлатины, кори, гломерулонефрита. Мы с утра до вечера работали. Врачей не хватало. Мы в дождь и холод ходили к больным, а зарплата была мизерная – даже не хватало на питание. Но нас этот вопрос мало волновал, мы же были молоды, работали на энтузиазме.

Уехала за сыном

Я всю жизнь проработала в Костанае, но один раз уезжала. Год прожила в Магаданской области. Муж геолог, его туда направили. На Крайнем Севере работала тоже в больнице, руководство я полностью устраивала. Там родила сына, в два месяца отдала его в сад, чтобы не бросать надолго работу, но потом мой ребенок заболел. Стафилококк. Из-за этого мы были вынуждены вернуться. Мне из Магаданской области долго не присылали документы, не отпускали, хотели, чтобы я приехала обратно. Люди там собрались со всего Союза – ординатором у меня был ленинградец. Погода в тех местах суровая, мороз -56, но не чувствуется. Медиков там ценили. Мне даже дали квартиру. Не мужу, а мне. Но мы остались в Костанае. Получилось так, что я будто за сыном съездила.

Девочка-крикушка

У меня была пациентка на участке, жила в «Колесных рядах» на ул. Набережной. Девочка лет трех. Мама у нее работала на почте, помню, была очень красивая женщина. Пришла я к ним на вызов, а девочка голосистая, так кричала, что к ней не подойти. Первый день мы знакомились, потом еще раз я приезжала на вызов, а в третий раз делала актив – раньше так было заведено, что мы следили за пациентами до выздоровления. Потом еще пару раз видела ее.

Ближе к пенсии я иду по улице, мимо меня проходит женщина пожилая и вдруг обнимает. Я говорю: «Кто вы?». Она мне: «Помните девочку-крикушку?» И называет адрес. Конечно, помню! Она теперь артистка театра оперы и балета в Нур-Султане, окончила консерваторию. Я рада, что вылечила ей горло и у нее такие легкие хорошие. Такие случаи бывают, их много. Подходят люди, особенно из «Колесных рядов», и благодарят.

Были и нехорошие случаи. Тоже тут. Прихожу: у мальчика острый аппендицит, надо срочно оперировать. А мать лежит пьяная, говорит, мол, никуда сын не пойдет. Приходилось милицию вызывать. Началось то, чему в институте не учили. К этому участку я очень прикипела.

Руководить сложнее, чем лечить

Я в свое время часто ездила на семинары и проходила специализации, потому что была замглавврача и чувствовала, что чего-то не могу. Мы были ответственны за школы: должны были следить, как дети сидят, что кушают, какую нагрузку получают на физкультуре. Все должно быть правильно. У нас в Аманкарагае был случай, что ребенок умер на физкультуре, потому что нагрузку дали неадекватную. И я чувствовала, что мне все это надо знать. 2,5 месяца проходила специализацию по школьной гигиене на очно-заочном цикле в Москве, в институте им. Эрисмана. Даже когда ушла на пенсию, еще два раза в год по месяцу преподавала школьным фельдшерам гигиену, потому что этому негде было учиться. Мы составляли меню, проводили графики медико-педагогического контроля над занятиями физкультурой.

Спустя столько лет работы могу сказать, что лечить легче, чем руководить. Отвечать за других гораздо сложнее. Меня как руководителя ругали за вспышку кори. Я пришла после этого домой: муж в поле, сын с температурой 40 лежит. Я села и заплакала: меня ругали, а у меня самой сын болеет корью.

Но мне повезло с коллегами. Когда я болела, моя начальница Купей Абдрахмановна, главный врач городской детской больницы, была уже на второй день у меня в больнице. Благодаря ей же мы приняли участие во Всесоюзном съезде педиатров. Писали статью про медобслуживание школьников, и ей пришел вызов из Алма-Аты. Купей Абдрахмановна поехала, выступила, а я как соавтор получила высшую категорию. Купей нас постоянно продвигала и заставляла шевелиться. Поэтому и в Воронеж поехала в Школу передового опыта по оздоровлению детей. Потом мы начали реформы: детей отправляли в пионерские лагеря по различным заболеваниям, на базе поликлиники №1 организовали отделение восстановительного лечения. Из садиков туда детей привозили на плавание, массаж, гимнастику, ЛФК, в сауну. Сейчас этого нет, а жаль, потому что профилактика – это самое главное.

Не искала другой профессии

Именно коллектив городской детской больницы навсегда в моем сердце. Мне многие раньше говорили: «Почему в Киев не уедешь?». У меня вся семья туда переехала, а я тут осталась, потому что нравится наш город. Раньше приеду из Киева в Костанай, и как будто глоток свежего воздуха, легче становилось.
Я горжусь тем, что всю жизнь работала с удовольствием. Меня окружали люди, которые помогали в моих начинаниях. Мы подходили к работе творчески и отработали честно. Если бы можно было начать все заново, я бы не искала другой профессии.

Татьяна НАЗАРУК
Фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77