Юрий Моисеев: «Врач – не волшебник»

Юрий Моисеев: «Врач – не волшебник»

Комментарии к записи Юрий Моисеев: «Врач – не волшебник» отключены
Загрузка...


Анестезиолог и реаниматолог вот уже 30 лет верен клятве Гиппократа
За свою врачебную практику в Костанайской областной больнице он провел более 5 тысяч анестезий.

Юрий Сергеевич Моисеев родился в 1960 году в городе Караганде в семье шахтера и аптекаря. Его отец окончил 3 класса школы, мать чуть больше – 7, никто из них и подумать не мог, что их сын получит высшее образование и будет спасать жизни людей. В послевоенное время, имея четырех детей, жить было крайне тяжело, но они старались, как могли.

— Скажите, как родилась идея стать врачом?

— В детстве мечтал стать то прокурором, то химиком. Химия меня увлекала всегда. Хотелось познавать что-то новое и интересное. В школе меня привлекали опыты. Нравилась реакция «лисий хвост» – это выбросы в атмосферу оксидов азота, эффектное зрелище получается. С годами приходило желание больше узнавать, участвовал в олимпиадах, соревновательные моменты меня подстегивали совершенствоваться. Поэтому сначала я пытался поступить в Москве, поехал, сдал документы, немного баллов недобрал. Но это тоже опыт. Когда оказался в армии, посмотрел со стороны на все происходящее, оценил ситуацию уже более зрело. Тогда пришло озарение, что и у нас есть вуз, в котором можно получить достойное образование. И имея такую базу, как у меня, можно найти себя в области медицины и посвятить свою деятельность людям вот таким образом. Химия и биология у меня всегда были любимыми предметами.

— Как семья отнеслась к вашему выбору профессии?

— Родители были рады. Отец и мать не представляли, что кто-то у нас в семье будет с высшим образованием. Они хотели и старались, но четверых сложно выучить. Конечно, сказали, что будут помогать, несмотря на то, что 6 лет учебы – это долго. Благодаря поддержке и хорошей подготовительной базе в школе я сразу поступил в Карагандинский медицинский институт, дома оказалось гораздо легче.

— Почему именно анестезиолог и реаниматолог?

— Специализацию я выбрал в процессе учебы, меня увлекала патофизиология. А она очень связана с экстремальным состоянием человека. Изменения, которые описаны в этой дисциплине, применяются в клинической практике. А где, как не в анестезиологии и реаниматологии, все быстро происходит? Именно здесь необходимо моментально принимать решения. И моя база патофизиологии мне очень помогала. Она была моей любимой дисциплиной в институте. Как-то мне в руки попалась книга «Патофизиология глазами реаниматолога» профессора Зильбера. Очень интересная, она написана в клиническом контексте. Когда происходят изменения в организме, связанные с физиологией и патологией, и нужно принимать решение в зависимости от того, что произошло, – это очень привлекает. Когда книгу прочитаешь, наука еще больше увлекает, и ты понимаешь – да, надо идти туда, там интересно.

После окончания учебы я попал по распределению в Костанай, узнал, что здесь есть очень хорошее отделение анестезиологии и реаниматологии, которое в то время возглавлял Валерий Николаевич Рец. Он очень внимательно относился к своим специалистам, готовил себе на замену достойных врачей-анестезиологов высокого уровня. В последующем мы перенимали опыт, а потом делились им сами.

Я хорошо отношусь к людям, которые стремятся в своей работе окружить себя профессионалами. Нужно отдать часть или даже все свои знания, чтобы не оставлять после себя выжженную землю

— А вы занимаетесь подготовкой достойных врачей для областной больницы?

— Конечно, рано или поздно из профессии уйдет каждый, поэтому надо оставить после себя замену. И пусть они будут так же опытны, как ты или даже еще лучше. К этому надо приложить все усилия. Тогда будет движение вперед и эволюция. Когда ты собрал вокруг себя людей и говоришь, что они ни на что не способны, а я вот умный такой, это тупик развития.

Сейчас мы стремимся привлечь молодёжь, дать им опору, чувство нужности и значимости в коллективе, несмотря на отсутствие опыта. Перспектива есть в каждом, будь то врачи или медсестры.

— Известно, что сегодня область испытывает дефицит кадров в сфере здравоохранения. Как с этим справляется больница?

— Все отличники сейчас куда идут? В нефтегазовую отрасль, чтобы хорошо зарабатывать. Все избегают высокой ответственности и стрессов. Медицинских вузов в Казахстане действительно мало. По опыту общения с выпускниками знаю, что в одно время все хотели стать косметологами, уйти в частную практику, там и деньги другие. Сейчас процесс обучения еще и продлили, ввели резидентуру. Для того чтобы стать врачом, нужно потратить около 10 лет. Учишься в школе, потом поступаешь и еще десяток годков у кого-то на шее сидишь, не зарабатываешь. А механизма, как на Западе, у нас нет. Нужно, чтобы давали кредит с низкой процентной ставкой – это выход. Также нужна достойная зарплата. Чтобы ты и кредит мог оплатить, и на съем жилья хватило.

Уровень заработной платы сегодня очень низкий. Притом, что нужно столько лет проучиться и идти работать в сферу высочайшей ответственности, бесконечных жалоб пациентов и населения. У нас менталитет такой. Человек угробил свою молодость и здоровье, употребляя алкоголь, сигареты… А потом хотят, чтобы врач вылечил его за один день. И в любом случае получаешься виноватым.

Психоэмоциональные нагрузки сейчас стали выше. Общение с родственниками, с самим пациентом… Чудес же не бывает, люди должны понимать, что врач – не обладатель волшебной палочки, которой махнул раз – и все здоровы. Да, конечно, врач должен владеть знаниями, чтобы правильно диагноз поставить, внимательно отнестись к человеку, который обратился к нему. А нагрузка на нас адекватна ли? Нет. Она очень высокая, кроме работы днем, приходится дежурить ночью, чтобы денег на жизнь хватало. Сейчас даже водителей большегрузных машин заставляют ездить по закону, всё отслеживается датчиками. Вот сейчас ты поработал, а потом должен поспать. Не дай бог выедешь, сразу выговор. А в медицине не так, поэтому и сложился дефицит специалистов.

Необходимо сократить количество часов, и, возможно, тогда придут новые врачи, которые захотят работать, а высокая заработная плата их простимулирует.

— Как семья относится к вашей профессии?

— Родные привыкли, потому что они сами тоже врачи. Сын, правда, сейчас в Челябинске, нейрохирург. Когда маленький был, говорил мне: «Папа, ты столько фильмов пропустил». А я приду после дежурства, спать хочу, так и не посмотрел многие. Но теперь и у него нет времени на просмотры, в России такие же условия для врачей, как и у нас, сутки напролет на работе. Надеемся на лучшее, думаю, что реформы нас спасут. Моя супруга неонатолог, трудится в перинатальном центре. Мы познакомились в институте, учились на одном курсе, но на разных специальностях. На 5 курсе поженились, на 6-м у нас уже ребенок появился. Совмещали, как могли. На жизнь никогда не жаловались. Супруга сама из Костаная, но у родственников мы никогда не жили, снимали квартиры.

— Врач – это призвание или просто работа?

— Призвание, конечно. По-другому здесь вообще бы не было специалистов. При тех условиях, которые у нас сейчас есть, трудятся только люди, отдающие профессии всю душу и жизнь. Ты понимаешь, что готов заниматься этой работой, тебе это интересно и не наскучит никогда.

— Теперь понятно, что вы полностью отдаете себя врачебной деятельности. Но все же, есть свободное время? Чем любите заниматься помимо работы?

— Да, бывает такое. С супругой любим смотреть интересные фильмы, особенно в кинотеатре. Посещаем театр, и вследствие того, что постоянно на работе, стремимся проводить больше времени на свежем воздухе. Любим огородничать, наблюдать за ростом и изменением растений. Мы многогранные, и в шахматы можем, и плаваем, и в футбол, если надо, сыграем.

— Расскажите о каком-либо случае из практики, запомнившемся вам.

— Обычно запоминается то, когда кажется, что такого быть не может, однако оно происходит. Помню, мы спасали пациента, он был поляк. Его доставили к нам, на нем живого места не было, вместо лица – месиво. Мы сразу опешили, не знали, с какой стороны подойти. Но все же, ориентируясь на какое-то клокочущее дыхание в районе шеи, мы практически вслепую ввели трубку ИВЛ в рваную рану. Потом хирург стал приводить его лицо в порядок, составил все части, и мы увидели, что отверстие, через которое пошел кислород, как раз оказалось раной в трахее.
Кстати, после того, как спали отеки и лицо зажило, парень узнал себя в зеркале. Вот такое бывает.

 

Полина ШКАРУБО

Фото Багдада АХМЕТБЕКОВА

Loading...

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись