COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

118643

Выздоровевших

135498

Зарегистрированных случаев

5725

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

2034

Летальных случаев

Правопорядок

Как жительница Костаная Сауле Ахметжанова оставила братьев Шевченко без крыши над головой?

«ТоболИнфо» продолжает расследование о риелторах, которые завладевают квартирами инвалидов, больных и незащищенных граждан

Это часть серии материалов о Сауле Ахметжановой и ее супруге Даурене Тулегенове, которые, пользуясь связями, «покупают» квартиры исключительно у незащищенной категории граждан. Мы думали, что ситуация с покупкой квартиры Сергея Карпухина, имеющего инвалидность, о котором уже рассказывало «ТоболИнфо», — единичный случай. Но, копнув глубже, поняли, что эта история тянет за собой цепочку других… Аналогичных.

Каждое утро 31-летний Павел Шевченко, просыпаясь под старыми одеялами, которые насобирал, чтобы не замерзнуть на дачах, вспоминает свое беззаботное детство. Они с братьями и мамой жили в квартире бабушки. Квартиру получил дедушка, когда работал в горисполкоме. «Двушка» в центре города киевской серии — это квартира, где он был счастлив. Она ему часто снится во сне, пропадая, как мираж, с наступлением утра с его суровой реальностью. Сейчас Павлу приходится жить на даче, где нет пола и от земли тянет холод. Благо есть крыша, под которой можно спастись от дождя. Молодой человек с содроганием и ужасом ждет наступления настоящих минусовых температур, когда на даче будет невозможно жить, ведь печи нет.

Павел Шевченко вынужден скитаться на даче

— Наверное, придет ко мне жить, — разводит руками брат Павла — Николай, который сам ютится, снимая комнату в малосемейке.

Как вышло, что братья оказались без крыши дома своего? В 2010 году умерла их мать. В квартире, оставшейся после нее, помимо Павла и Николая, проживал еще один их брат – Алексей. Парни, выросшие в 90-е годы, оказались просто не приспособлены к жизни: личное счастье не сложилось, накопили долги за коммунальные услуги… Николай решил попытать судьбу в Северо-Казахстанской области. Вскоре и Павел переехал в деревню на заработки. Каким-то чудным образом в 2014 году через суд Николая признали умершим, а Алексея нашли мертвым на улице. По официальной версии — он умер от передозировки. Так, жильцы квартиры Гоголя 96-17, находясь в разных статусах, оказались на улице, а у недвижимости появился новый хозяин — сначала Даурен Тулегенов, затем — Сауле Ахметжанова. Последняя, к слову, вскоре перепродала квартиру. Сегодня в ней проживают Сулейменовы. Глава семейства — полицейский в отставке.

— Я помню, приехал домой, а тут уже новая железная дверь, — восклицает «умерший» Николай. — Мне соседи сказали, что там живут другие люди. Начал искать своего брата, нашел на даче, вот с тех пор каждый скитается, где придется и каждый выживает как может. Я потратил не один год, чтобы вычеркнуть себя из списка умерших. Сами понимаете, как это нелегко было доказать, что ты все-таки живой.

Пока воскресший из небытия Николай восстанавливал документы, не было возможности устроиться на работу. Каждый день для него был днем выживания и просьбы дать хоть какую-то работу, чтобы купить хлеб и чай. Братья Шевченко уже и забыли, когда покупали себе новую одежду. Довольствуются малым. Их неприспособленность к жизни и была использована теми, кто положил глаз на их «двушку». Когда Павел узнал, что в их квартире живут другие люди, обратился в полицию.

— Я написал заявление по поводу незаконного завладения квартирой. Тогда возбудили уголовное дело, были определены подозреваемые, но особо никто не стал разбираться и дело прекратили, — рассказывает Павел.

Примечательно, что одним из подозреваемых проходил Миндигерей Ибраев, вторым – Даурен Тулегенов. Ибраев в 2006 году был откомандирован в Службу охраны Президента РК, а до этого работал участковым инспектором полиции в Костанае.

— Во время возбуждения уголовного дела ко мне несколько раз подъезжали Даурен и Миндигерей. Они угрожали, давали понять, чтобы я не дергался и успокоился. Говорили, мол, найдут твое тело где-нибудь. Я — безграмотный, не знал, что делать, вот и опустил руки. А вы знаете, какие у них связи? Слышал, что новая хозяйка квартиры — сестра бывшего акима города, — констатирует Павел.

Мы получили официальный ответ из Департамента полиции, который, действительно, гласит, что «по результатам досудебного расследования, 20 февраля 2017 г. уголовное дело в связи с наличием доверенности от отца Шевченко В.Я, а также расписок о получении денежных средств за квартиру, прекращено на основании ст.35 ч.1 п.2 УПК РК, в связи с отсутствием состава уголовного правонарушения. С принятым решением прокуратура г. Костаная согласилась». При этом, никто не задался вопросом, причем здесь отец, который никакой доли в этой квартире не имел, оставив в свое время детей и уехав на ПМЖ в Россию.

— Я с отцом виделся в 2018 году в Челябинске, когда приехал к нему в гости. Он мне тогда сказал, что никакого отношения к квартире не имеет и ничего за нее не получал. Ему ведь тогда тоже угрожали… Недавно узнал, что папа умер, — рассказывает Николай. — Эта квартира нам досталась от бабушки по маме. Туда мы переехали, когда родители развелись, а наша квартира была продана и отец, взяв свою долю, переехал в Челябинск, где жил в общежитии металлургического завода. Я помню каждого соседа в доме по ул. Гоголя, 96-17. Здесь мы играли во дворе, дружили и влюблялись.

Николай Шевченко часто приходит к дому, где прошло его детство

Редакция пыталась связаться с Дауреном Тулегеновым, чтобы спросить, как так получается, что он покупает исключительно квартиры у социально незащищенной категории населения и почему он на пару с Миндигиреем Ибраевым угрожал братьям Шевченко.

— Не хочу с вами встречаться и что-то объяснять, — заявил он в телефонном разговоре. — Не лезьте куда не надо. Занимайтесь своим делом!

Эта же фраза ранее звучала, когда корреспонденты «ТоболИнфо» застали Даурена Тулегенова в квартире Сергея Карпухина. Именно благодаря корреспондентам «ТоболИнфо» удалось доказать, что человек с инвалидностью не продавал квартиру, а у него ее отобрали. Схема такая же как в отъёме квартиры с Шевченко, с теми же самыми фамилиями фигурантов — Сауле Ахметжанова — Даурен Телегенов – Миндигерей Ибраев. Правда, в этот раз в махинации была вовлечена супруга Ибраева, которая дала доверенность на его имя на право продажи квартиры по адресу — г. Костанай, ул. Шипина, дом 157, квартира 13, принадлежащей Букиной. Удостоверила доверенность нотариус Ирина Мамедова, которая в суде заявила, что никогда не видела Карпухина. Напомним, его квартира была продана по доверенности сначала Александру Лептягину, затем Сауле Ахметжановой. Именно регистрационный номер бланка нотариуса Мамедовой впоследствии был использован при продаже квартиры Сергея Карпухина. Так что фамилия Ибраевой ничего не значила, если бы не одно «но»! Сауле Ибраева является супругой Миндигерея Ибраева. А он вместе с гражданским супругом Сауле Ахметжановой — Дауреном Тулегеновым оказались вновь замешены в «квартирном» деле братьев Шевченко.

— С чего бы я угрожал Павлу? Наоборот, я ему помогал, давал деньги, — пояснил ситуацию Миндигерей Ибраев.

— А почему стали ему помогать?

— Это мое дело. Вам это зачем? – вопрошал Ибраев по телефону, пообещав рассказать все при встрече. Встречу он назначал трижды и затем переносил, а потом и вовсе перестал отвечать на звонки корреспондента.

В деле с квартирой Шевченко фигурировали три фамилии — Миндигерей Ибраев, Даурен Тулегенов и Б.Сейдахметова. Кто такой Даурен Тулегенов — понятно, это супруг Сауле Ахметжановой, матери двух его детей. Миндигирей Ибраев — бывший полицейский, у которого остаются связи и знакомства, позволяющие иметь доступ к базам данных. И теперь резонный вопрос: случайно ли в деле отчуждения квартиры инвалида Карпухина всплыла фамилия жены Ибраева? Не стал ли отъем квартир у социально-уязвимых граждан уже давно семейным бизнесом? И как так получается: что ни квартира Сауле Ахметжановой — то за ней стоит трагедия, боль и слезы людей? Пока мы задаем только вопросы, на которые, наверное, должны дать ответ полиция и прокуратура. Или все-таки дела таких риелторов «крышуют» в правоохранительных органах и все сделки проходят под их покровительством?

Тенденция или совпадение, но жительница Костаная Сауле Ахметжанова, к слову, сестра экс-акима города Ахмедбека Ахметжанова, приобретает квартиры только у социально уязвимых граждан. В период «квартирных» историй еще один брат Ахметжановых – Марат — работал в КНБ и курировал работу полиции по секретной части. Не все ли это сказалось на том, что дело было составлено так, чтобы все причастные к квартире ушли от ответственности?

Братья Шевченко живы, но они сегодня вынуждены скитаться по малосемейкам и дачам, пока их квартира принадлежит чужим людям. Спрашивается, последние ли они в списке тех, кто оказался на улице, будучи «выдворенными» за пределы своих законных квадратных метров жилплощади в результате происков семейной четы Ахметжанова-Тулегенов?

Историю Сергея Карпухина мы освещали подробно:

Благодаря вмешательству ИА «ТоболИнфо» инвалид Сергей Карпухин вернул квартиру, которую продали без его ведома

Житель Костаная, инвалид 2 группы, лишился квартиры, пока находился в психбольнице

Квартира инвалида Сергея Карпухина была переоформлена за три дня до его выписки из больницы

По делу отчуждения квартиры у инвалида Сергея Карпухина возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество»

На квартиру Сауле Ахметжановой, ранее принадлежавшую инвалиду Карпухину, наложен арест

Дело Карпухина: Сауле Ахметжанова добровольно отказалась от приобретённой квартиры

Александра Сергазинова

Нуржан Смаилов


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77