Когда дерево пахнет историей

Когда дерево пахнет историей

Комментарии к записи Когда дерево пахнет историей отключены


Танаткан Божаков – потомственный ремесленник, ратующий за возрождение технологии производства национальной посуды

В его небольшой мастерской приятно пахнет деревом, а оттого пространство вокруг кажется светлее и уютнее.

Все инструменты аккуратно расставлены по полкам, а рабочее пространство освещает самодельный светильник, который гораздо функциональнее и надежнее покупных китайских.

На столе – заготовки для шкатулок, а в углу красуется шкаф, в котором гордо выставлены его работы — национальная посуда из дерева.

— Все люблю делать, даже элементарные вещи, если меня попросят. Пришла на днях женщина, уговаривает сделать деревянную ложку с длинной ручкой, чтобы варенье варить. Казалось бы, оно копейки стоит, 500-600 тенге. Но раз меня попросили, берусь и за такую мелочь. Неудобно отказать, — признается Танаткан Божаков и аккуратно кладет ложку на стол – дожидаться хозяйки. Потом смахивает стружку горкой и продолжает. – Работа с деревом мне нравилась с детства. Отец был ремесленником, он одинаково хорошо работал по коже, по дереву, по металлу. Я наблюдал за ним и наскоками пытался заниматься ремеслом. В 1999 году в город переехал, и вот уже 20 лет плотно занимаюсь изготовлением посуды, сундуков, шкатулок. Человек всю жизнь находится в поиске себя. Я давно хотел вспомнить отцовское ремесло, думал, на пенсию выйду и займусь любимым делом. Но это случилось гораздо раньше, чем я предполагал.

Больше половины любовно вывешенного инструмента – наследство от отца. Оно напоминает мастеру о корнях, о ремесле предков. На первых порах Танаткан Божаков пытался выделывать кожу. Однако не срослось: она в его руках растягивалась и перекашивалась. А потом понял, что его призвание — дерево. Нашел посменную работу, после которой Танаткан спешит в мастерскую. Получается, работает без выходных. Они и не нужны ему, ведь душой мастер отдыхает за ремеслом.

Работа ремесленников — дань прошлому и генетический ключ в будущее. И сегодня к тем, кто возрождает древнее искусство, – особый почет и уважение. О необходимости помнить свои корни и соблюдать традиции говорится и в программной статье Нурсултана Назарбаева «Рухани жаңғыру». Но это сейчас о ремесле предков заговорили, как о неотъемлемой составляющей национальной культуры. Когда-то ремесло было единственным способом жить и зарабатывать.

— Когда пошел развал Союза, солярки, бензина не стало, заправлять транспорт было нечем, вспомнил отцовскую работу и сделал себе деревянные сани для лошади, телегу. Смастерил дугу для саней. У меня все спрашивают, как в то время дугу делали? Таких котлов же не было, 2,5 метра дерево, куда его положишь для обработки, чтобы потом в дугу гнуть? А я помню, как наши предки это делали. Отец ездил в лес на заготовку, потом звал соседей, готовил подходящий кол. Позади сарая всегда была куча с навозом. Вот отец с помощью соседей с силой вгоняет кол в навоз, а через сутки дерево это руками гнуть можно! Такая там внутри температура из-за химических реакций была.

— Этот инструмент мне привезли из России. Этот – для липы. А вот – мое ноу-хау, электрическая стамеска, которую приспособил для работы по дереву. Танаткан Божаков живо и интересно рассказывает о своих инструментах, большинство из которых он модернизировал и адаптировал под свои нужды.

— Липу привожу из России. Люблю с ней работать. Березу беру в Сарыкольском районе, где сам родился. Там особая береза, крученая, у нее орнамент и структура хорошие. Ребята с дач мне привозят черемуху, яблоню, акацию. Есть тополь. Никогда бы не подумал, что его для посуды можно использовать, но он прекрасно подходит для холодной пищи. Товарищ подарил мне кедр, очень высохшее дерево. Я выточил из него вещь, у меня в мастерской два дня запах орехов стоял. Другой товарищ станок подарил, я много лет им пользуюсь.
Мастер достает с полки посуду, которую по праву можно назвать главной на столе казаха, астау — вытянутая форма, резные ручки и национальный орнамент по бокам.

— Я делаю астау из березы. Внутри обрабатываю маслом трижды. Есть пищевой лак, на него и сертификаты безопасности имеются, и мыть посуду с таким покрытием проще, но наши люди предпочитают натуральные способы обработки. Вот эта форма удлиненная и узкая – такую делал мой отец. Когда бешбармак давали почетным гостям, казы туда клали. Это сейчас астау сделали под современный лад — чуть шире — и подают в нем бешбармак. Хотя для него нужно круглое большое блюдо – табак. Недавно принесли мне астау на реставрацию, оно от бабушки у людей осталось. 100 лет этой посуде. Сделано из березы Сарыкольского района. И ведь целая посуда была, только крашенная несколько раз. Я в своей работе использую электроинструменты, а наши предки вручную все вырезали. И качество было такое, что превышает наше. Я астау полностью перекрасил, сделал на современный лад. Женщина, когда забирала посуду, сказала, что сохранит ее как семейную реликвию.

Рядом на полке красуется кумысный набор: пятилитровая чаша, сделанная на гидропрессе, пиалы к ней и ковш с кольцом на рукоятке – исконно национальный элемент. Пользуются спросом и бочонки для сыпучих предметов из дерева. Они обработаны внутри маслом, а снаружи покрыты пищевым лаком.

— Посуда из яблони очень красива: у нее особый орнамент. Бывает, берешь материал из двух разных яблонь, а рисунки совпадают, будто они вместе росли, — рассказывает Танаткан Божаков. – Вот крынка из трех пород дерева: береза, липа, осина. Посмотрел в книге, решил попробовать. Под голову барана сделал чашу с ручкой. Как-то мне заказывал мужчина из Кыргызстана под плов тарелку, она у них особенная — с бортами, чтобы выжимать рис, когда кушаешь его руками. Вот ожау в форме совы, их редко кто делает. Сделаю, кручу-верчу, вроде красиво, а все равно где-то не нравится. Требовательно к себе отношусь. Любое дерево в руках мастера может стать произведением искусства. Вот, например, у березы, если ее в коре сушить, в структуре появляются прожилки. Если клен в соленой воде проварить, он розовым становится. Люблю работать с липой, березой, не очень нравится карагач – он слишком твердый.

Орнамент для своих работ Танаткан Божаков тщательно выбирает. Какой-то подходит для кесе, какой-то – для астау.

— Недавно мне хозяин одного столярного цеха подарил книгу, в ней чисто казахский орнамент, посуда, украшения. Второй день листаю и не могу насмотреться. Я на «Экспо» познакомился с одним учителем, который живет в Аркалыке. Он выпустил целый альбом орнаментов. Оттуда беру, делаю лекала, вырезаю, обвожу. Самому изобретать велосипед не надо, все в мире уже придумано за тебя. Орнаменты у нас красивые, их переделывать – только портить. Но я заметил одну интересную вещь, если 50 кесе сделаю, могу только 10 с орнаментом продать. Почему-то пиалы просят сделать гладкими. Их я провариваю в масле. Если качество дерева не то, пиала лопается. Если хорошо сделано, она останется целой и прослужит годы.

География клиентов Танаткана Божакова большая. Много делает посуды в Нур-Султан, только в этом году четыре заказа в Германию отправил. В прошлом году делал кумысный набор в Англию.

— Есть постоянные клиенты, которые уже несколько лет заказывают изделия из дерева. У меня все записано, если начинают объяснять, я уже помню, что и когда делал. Люди меня ищут в интернете: социальных сетях, сайтах объявлений. В прошлом году приезжали представители Kazakh TV, снимали передачу, выложили в Youtube, а потом мне из России звонили знакомые и говорили, что узнали меня.

Все эти годы, что Танаткан Божаков занимается ремеслом, он не расстается с маленькой деревянной шкатулкой, сделанной им еще в молодости. Простая на вид, украшенная геометрической резьбой, с самодельными навесами, на гвоздиках и шкантах. Наверное, она для него напоминание, с чего он начинал и к чему стремился. Ведь 10 лет своей жизни Танаткан Божаков специализировался именно на шкатулках.

— Казахская земля знает много ремесленников, которые возрождают древнее ремесло. Они уникальны, и нуждаются в поддержке. Я таких людей уважаю – у них есть свой почерк, и они никого не копируют. Если говорить о моих планах, то собираюсь сделать токарный станок и выпускать большие изделия. Например, заняться сундуками, переходить на более сложные работы, потому что есть спрос на эти вещи, — заключил Танаткан Божаков.

Возможно, при должной поддержке государства и внимании, которое уделяется ремесленникам в рамках программы «Рухани жаңғыру», когда-нибудь осуществится давняя и заветная мечта Танаткана Божакова – открыть школу ремесла и передавать свои знания молодежи. Кстати, подобный центр был открыт в Туркестане по инициативе Елбасы в 2013 году. Здесь готовят мастеров прикладного искусства.

Жанна КАЛИЕВА

Фото Багдада АХМЕТБЕКОВА

Loading...

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись