Правовая безграмотность для жителя поселка Давыденовка обернулась выселением из дома

Правовая безграмотность для жителя поселка Давыденовка обернулась выселением из дома

Комментарии к записи Правовая безграмотность для жителя поселка Давыденовка обернулась выселением из дома отключены

Жители в недоумении по поводу решения Фемиды, ведь на улице оказались двое маленьких детей

Марат Ибраев с женой Александрой Алантьевой и двумя детьми жили  в п. Давыденовка Костанайского района в доме бабушки супруги более пяти лет. Однако вскоре у Александры обнаружили онкологию, за короткое время она умерла. После ее смерти вдовец с детьми остался на улице. Дом по решению суда перешел в собственность Тамары Украинцевой, дальней родственницы семьи. Она там доказала, что имеет право на наследство. Причем Тамара Федоровна в суде доказала, что все время проживания молодой семьи именно она несла все расходы по дому. Правда, суд не выслушал  соседей, которые  утверждают обратное. Они-то видели, что Саша и Марат самостоятельно делали ремонт и ухаживали за жилищем.

— По годам точно не помню. Знаю, что раньше здесь жила бабушка Александры, жены Марата, — вспоминает соседка Галина. — Еще при ее жизни к ней приехал сын Вася. Марат с женой и детьми точно здесь жили. Я даже не знаю, какое Тамара Украинцева имеет отношение к этому дому. Слышала какие-то разговоры, но точно сказать не могу. В доме у Саши с Маратом было очень уютно, тем более что сам Марат строитель, он все там делал. Тамара Федоровна сейчас на пенсии. Насколько я знаю, у нее есть еще два дома — бывшая библиотека и рядом дом, по соседству. Когда умерла Саша, все были в шоке. Потом я смотрю — Тамара Федоровна что-то выносит из дома, а она ведь там даже не жила! Саша была хорошей женщиной, дети ее обожали.

Жители поселка недовольны решением Фемиды и  возмущены тем, что Тамара Украинцева выселила Марата с детьми из дома. Соседи уверяют — молодая семья за домом следила и оплачивала расходы сама. Родной дядя Александры при жизни говорил, что хочет переписать дом на одного из сыновей Саши, который ухаживал за ним во время болезни. Однако в результате не успел переоформить дом даже на себя — умер.

— Жила Александра Алантьева с мужем Маратом Ибраевым с детьми, — говорит еще одна соседка Ирина Гайдукевич. — Слышали, что выселила их Тамара Украинцева. В поселке люди возмущены. Как по мне, жили люди, пусть живут. Мы давно дружили семьями, ходили к ним в гости, отмечали вместе праздники. Хорошие люди.

Как удалось выяснить, по документам дом принадлежал Наталье Недякиной, которая в свое время продала его по доверенности бабушке Алантьевой. Однако официально жилье не переоформили, владельцем до сих пор считается женщина, которая на данный момент находится на ПМЖ в России. Соответственно, «найти концы» сейчас практически нереально, особенно для Марата Ибраева, который законно претендовать на дом не может.

Надежда Пак живет в поселке уже 23 года и помнит, когда в этом доме по ул. Набережной жила законная владелица дома.

— Когда мы приехали, здесь были настоящие хозяева, Недякина Наташа, затем дом купила Украинцева Александра (бабушка Александры Алантьевой — прим авт.). Когда ее сын Василий переехал к ней, он вскоре заболел, за ним ухаживал сын Саши и Марата. Он тогда говорил, что перепишет дом на мальчика. Саша с Маратом и детьми жили здесь, пока она не умерла. Я общалась со всеми. Саша моя ученица. Мы как соседи считали, что это бабкин дом, но после ее смерти они его не поделили. За три месяца до смерти Василий писал заявление о том, чтобы оформить жилье на себя, до этого он жил там просто так. На суде Тамара Федоровна говорила, что якобы она была любовницей Василия, но я об этом сказать ничего не могу. Я ее здесь ни разу не видела. Какое она имела право выселять Марата с детьми, я не знаю, она же не хозяйка. Она все забрала оттуда, продала после смерти Василия. Исчезла даже удочка, которую он завещал сыну Марата, — рассказывает Надежда Францевна.

Сельчанка Валентина Морозова также проживает в Давыденовке уже много лет.

— Я лично считаю, что этот дом должен принадлежать детям, — говорит она. — У них никого не осталось. Тем более что за бабушкой и за Васей ухаживали в последнее время Саша и ее мама. Украинцева там не жила, у нее своих два дома, помимо этого.

При всей этой путанице сама Тамара Украинцева считает, что полноправный владелец жилья именно она. Подруги Тамары Федоровны на суде доказывали, что она содержала дом и сожительствовала с Василием.  Именно этот факт стал поводом для того, чтобы претендовать на дом.

— У детей есть родные дед с бабушкой, им есть где жить, — возмущенно объясняет Украинцева. — Я им разрешила заселиться в этот дом с условием, что они у меня его выкупят. Умерший дед, с которым жили Марат и Саша,  — это свекр мой. После его смерти право наследства перешло моему мужу. Оно идет как недооформленное наследство. После смерти мужа, так как мы с ним в разводе, он перешел к моему сыну Андрею. Потом он тоже умер и дом перешел ко мне. Мне просто попался неграмотный адвокат и он не додумался, что так нужно сделать. С Василием Ивановичем у нас были близкие отношения, я хотела, чтобы он оформил его на себя, но потом он тоже умер. Я хоронила деда, хоронила бабку, хоронила Василия Ивановича… Ибраевы тут вообще ни при чем, они даже не были расписаны, они просто были сожителями, дети усыновленные.

Пытаясь доказать свою правоту, Украинцева повезла нас посмотреть, в каком состоянии сейчас находится дом. Пробравшись через потайную калитку (основная закрыта наглухо), мы увидели обычный деревенский дом. Оценить внутренний уют после проживания в нем семьи Ибраевых не удалось — входная дверь заколочена досками.

О том, кто прав, кто виноват, можно рассуждать бесконечно. Однако никто не отменял моральную сторону ситуации. На попечении Марата Ибраева теперь двое несовершеннолетних, идти некуда. В дом, в который он на благо семьи вкладывал душу, сейчас ему путь закрыт.

И самое страшное, что дети с малых лет видят несправедливость, не могут понять, как дом, где они жили с мамой, оказался для них чужим и неродным…

ИА «ТоболИнфо»

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись