Как Мухтар Аблязов и его российский коллега вывели из БТА Банка 20 млн. долларов

Как Мухтар Аблязов и его российский коллега вывели из БТА Банка 20 млн. долларов

Комментарии к записи Как Мухтар Аблязов и его российский коллега вывели из БТА Банка 20 млн. долларов отключены

Об этом казахстанским журналистам рассказал Андрей Третьяков, невольный соучастник нашумевшего дела

В середине января казахстанская общественно-политическая газета «Время» откликнулась на интервью крупного российского бизнесмена Михаила Сутягинского в московском издании “Ведомости”. Омский коммерсант рассказал о своем видении государственной поддержки крупного бизнеса, а также немного затронул тему своих казахстанских проектов. Оба завода, построенные Михаилом и Александром Сутягинскими в Казахстане, почему-то оказались убыточными и обанкротились. При этом и в “Биохим”, возведенный в Северо-Казахстанской области, и в “Силициум Казахстан”, запущенный в пригороде Караганды, были вложены деньги казахстанских банков, в том числе и государственного Банка развития Казахстана. Поддержал начинания в братских проектах и БТА Банк, в ту пору возглавляемый небезызвестным Мухтаром Аблязовым. Так вот, в интервью “Ведомостям” Михаил Сутягинский прямо заявил, что собирается взыскать свои деньги, якобы вложенные в оба завода, с Республики Казахстан. После этого газета «Время» еще раз напомнила читателям, что из себя представляет семья Сутягинских, передает www.time.kz.

И как сообщается в интернет-ресурсе, сразу после выхода той публикации на связь с редакцией вышел Андреем Анатольевичем Третьяков (на снимке). Он попросил дать ему возможность рассказать свою историю, связанную с Михаилом Сутягинским и Мухтаром Аблязовым. А в качестве доказательства своих слов прислал по электронной почте почти 50 различных документов.

— Я читал много ваших статей, посвященных старшему из братьев Александру Сутягинскому, — говорит Андрей Третьяков. — И про то, как он строил эти заводы, и как заказал убийство Михаила Гаркушкина, и про другие факты. Но на самом деле главный в этой семье — Михаил Александрович, а не его старший брат. Зачастую именно его идеи и реализовывают два других брата.
Я тоже работал в структуре Михаила Сутягинского c 1999 года. Возглавлял компанию “Ронексхим”, зарегистрированную в Москве, а также выполнял его частные поручения. По задумке Михаила Александровича в 2008 году должен был получить кредит в московском филиале казахстанского БТА Банка. Фирма у меня была с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, ни имущества, ни активов. А кредит я попросил огромный — более 540 миллионов руб­лей, или 20 миллионов долларов. Ну, вот попробуйте зарегистрировать фирмочку с офисом в 5 квадратных метров и взять заем в банке хотя бы миллион долларов. Я думаю, даже миллиона рублей не дадут. А нам легко так выдали 540 миллионов без поручительства и под эфемерный оборот. Я предполагаю, что эти деньги Аблязов дал Сутягинским, а фирма была поводом.

Но ни в одной стране, даже в России, нельзя просто взять и снять со счетов 20 миллионов долларов.
— Поэтому после получения кредита я по поручению Сутягинского от лица “Ронексхима” заключил соглашение с ООО “Омск-Полимер”, — объясняет Андрей Третьяков. — В то время это было серьезное предприятие, производитель нефтехимической продукции. Все 540 миллионов были перечислены туда, однако в ответ “Ронексхим” не получил ровным счетом ничего. Я так понимаю, что с самого начала возглавляемую мной компанию использовали для получения кредита. Дело в том, что “Омск-Полимер” уже на тот момент находился в непростом финансовом положении и ему кредит просто бы не дали. Кстати, предприятие находилось под управлением менеджеров из группы компаний “Титан”, принадлежащей Михаилу Сутягинскому. Удивляет тот факт, как быстро деньги покинули банк, мгновенно были зачислены на счет “Омск-Полимера” и так же мгновенно покинули счета “Омск-Полимера”, уйдя в неизвестном направлении.
А дальше события начали развиваться по неожиданному сценарию. Первый руководитель БТА Банка Мухтар Аблязов покинул Казахстан, прихватив с собой серьезную часть денег акционеров. Возможно, беглый олигарх уже знал о скорой развязке, поэтому и раздавал деньги направо-налево всем своим друзьям и коллегам. Правительство республики было вынуждено принять меры по спасению крупнейшего банка. Отразились эти события и на московском филиале.
— Во-первых, поменялось название банка, — вспоминает Андрей Третьяков. — Было ООО “БТА Банк”, стал АМТ Банк. Но еще при прежнем названии банк начал интересоваться, где деньги. Я объяснял, что перечислил все в “Омск-Полимер”, что жду поставок, но пошли претензии, судебные разбирательства. От Сутягинского мне пришла команда объявить предприятие банкротом. Поскольку я был единственным участником компании, то сделать это было несложно. Остались лишь претензии по кредиту.

После этого все разбирательства по 20 миллионам долларов стали происходить в судах Москвы и Омска.
— Банк подал в суд на “Ронекс­хим”, а мы подали в суд на “Омск-Полимер”, — объясняет Андрей Третьяков. — Оба процесса затянулись на длительное время. Моя фирма должна была 20 миллионов долларов БТА Банку, а “Омск-Полимер” должен был моей фирме уже почти 30 миллионов — это с учетом всех штрафов и пени. То есть фактически “Омск-Полимер” должен был возвращать деньги и мне, и банку. Но на предприятии к тому времени накопились огромные долги, поэтому отдавать было нечего. Мы судились не один год, пока не появился новый игрок — ООО “Мобил Риэлти Омск”. Эта компания перекупила мой долг за 3,5 миллиона рублей, а по сути взяла на себя обязательства по взысканию денег у “Омск-Полимера”. Я предполагаю, что это было сделано для того, чтобы снова затянуть время, потому что “Мобил Риэлти Омск” — это еще одна компания, так или иначе имевшая отношение к Михаилу Сутягинскому. То есть мою фирму использовали, чтобы деньги вывести из банка в структуры Сутягинских, а долг в 30 миллионов долларов забрали за 3,5 миллиона рублей, то есть за 100 тысяч долларов.

Таким образом, “Ронексхим” благополучно обанкротился и уже никому ничего не был должен, хотя и не вернул деньги.
— Я выполнил свою функцию, и ко мне больше вопросов не возникало, — говорит Андрей Третьяков. — Но гораздо интереснее, куда же подевались деньги. Моя фирма получила их от БТА Банка. Я их отправил по приказу Михаила Сутягинского в “Омск-Полимер”. “Омск-Полимер” находился под управлением группы компаний “Титан”. Долг “Омск-Полимера” выкупила другая фирма, имеющая отношение к Сутягинскому. Так кому в итоге достались деньги? Как ни крути — Сутягинскому! И понятное дело, что казахстанские банкиры, выдававшие кредит без залогов, прекрасно понимали, куда эти деньги пойдут, и наверняка участвовали в этой схеме. В результате ООО “Омск-Полимер” тоже прекратило свое существование. Остались огромные долги, невыплаченные зарплаты, неуплаченные налоги и куча кредиторов. Разгребли эти завалы только к 2014 году, и БТА Банк получил чуть больше 60 миллионов рублей, или около 2 миллионов долларов.

Андрей Третьяков не скрывает: обратиться в казах­станскую газету его заставило непростое положение.
— Я не один год работал с Михаилом Сутягинским и выполнял его прямые указания, — объясняет он. — Когда же случилась история с заказным убийством Михаила Гаркушкина в Казахстане, у него поменялось отношение ко многим людям. И так совпало, что к деятельности того же “Ронексхима” стали проявлять интерес правоохранительные и налоговые органы. Получается, сейчас меня хотят заставить нести ответственность за действия, которые я выполнял по указанию господина Сутягинского. Я с этим не согласен, поэтому готов рассказать не только газете, но и правоохранительным органам Казахстана и России, как действовала схема по выводу денег из БТА Банка, показать все документы. Одним словом, я молчать не буду, говориться в сообщении.

 

Редакция НК

Похожие записи

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись