Костанай и костанайцы Наш Костанай

Депутат маслихата Костаная Владимир Сова – о юности, службе на Чернобыльской АЭС и работе в обществе инвалидов

Наш собеседник – известная в регионе личность. Многие костанайцы знают его как энергичного общественника, курирующего проблемные вопросы инвалидов.

Уже более 20 лет он работает в ОО «Костанайское городское добровольное общество инвалидов», а в депутатстве Владимир Сова седьмой год.

– Владимир Владимирович, в интернете совсем мало информации о вас. Например, я узнал, что вы родом из Мендыкаринского района, хотелось бы услышать подробности.

– Я вырос в многодетной семье, в селе Татьяновка. Из шестерых детей я самый младший и, наверное, был одним из любимчиков. В свое время рядом с нашим селом стояли воинская часть и полигон всесоюзного значения. Мои старшие братья были офицерами и работали там, но я никогда не планировал строить карьеру в армии. Не военный я человек. После школы учился в техникуме на технолога по зерну. Поработать по специальности не успел, в 1986 году был призван в армию, в танковые войска, где моя жизнь кардинально поменялась.

– Вы проходили службу в Украине, в Житомирской области и были призваны за месяц до трагедии в Чернобыле. Поделитесь воспоминаниями о том периоде.

– Я навсегда запомнил 26 апреля 1986 года. Мой призыв был дислоцирован в зону отчуждения практически сразу после взрыва на АЭС. Мы посменно стояли в оцеплении, охраняя зараженную территорию. Задача – никого не впускать в город, зона радиации была достаточно велика. К тому же требовалось защищать город от мародеров, которые ничем не гнушались. Я видел страшные последствия от облучения. Люди, которые в первые часы ЧП оказались в эпицентре аварии, получили тяжелейшие увечья, описать которые сложно.

– Вы провели в облученной зоне два года? Насколько близко от АЭС вы находились?

– Да, практически весь срок службы, полных два года. Зона отчуждения делилась на три этапа. Самое дальнее оцепление от АЭС составляло 30 километров, затем 10 и 3 километра. Нам выдавали общевойсковой защитный костюм, противогазы, но носили мы его не всегда. Летом, в жару, в нем было душно, а зимой – холодно. Снимали ОЗК, предпочитая дежурить налегке. Нам казалось, что ничего плохого не произойдет. Мы были молодыми и наивными. Думали, что нас ломом не убьешь и со здоровьем все хорошо. К тому же мы не все знали о потенциальной угрозе облучения и не придавали значения опасности.

– Но все же это как-то отражалось на здоровье?

– Кружилась голова, случалось кровотечение из носа, но в целом явных признаков облучения у многих не наблюдалось. Уже потом, после службы, радиация дала о себе знать в полной мере. В 28 лет мне была присвоена инвалидность третьей группы, а еще через два года – вторая.

– Я прошу прощения, на вид вы выглядите вполне здоровым и крепким мужчиной.

– Я редко говорю на эту тему. Руководитель общества инвалидов должен быть в одной шкуре с людьми с особыми потребностями и понимать их проблемы изнутри. У меня диагностировали ряд недугов, связанных с внутренними органами и суставами. Когда получил инвалидность, врачи предполагали, что я проживу 10-12 лет, но к счастью их прогнозы не сбылись.

– Это ведь чудо!

– Я не опускал руки и не верил прогнозам. Молился Всевышнему, и он, наверное, услышал мои просьбы. Прилагал усилия, чтобы быть как все – работать и быть полезным семье и обществу. Только дай слабину, и ты действительно почувствуешь себя инвалидом. Поэтому я требователен к себе, несмотря ни на что. Стараюсь держать себя в форме. Работа дает мне силы.

– Кстати, о работе. Чем вы занимались после службы?

– В армии я был комсоргом. В войсках мне была дана характеристика с рекомендацией на дальнейшую комсомольскую работу. Вернувшись домой, обратился в горком комсомола, где первым секретарем тогда был Андрей Васильевич Башков, а его заместителем Серик Чингисович Бектурганов. Они взяли меня на работу. Проработав два года в горкоме, я продолжил трудовую деятельность на обувной фабрике, затем в райкоме комсомола, где моими коллегами были Вячеслав Советский и Ержан Халимжанов.

– А после распада СССР?

– Работал на стройке. Был и каменщиком, и бригадиром, и прорабом. В 1996 году в поисках вакансии обратился в акимат Костаная, где мне предложили должность председателя комитета общественного самоуправления. Костанай в 90-е был поделен на 8 районов, и я отвечал за один из них. В 2000 году стал заместителем председателя ОО «Костанайское городское добровольное общество инвалидов», а на должность руководителя был назначен в 2013 году.

– Когда вы стали депутатом и как пришли к этому решению?

– Для меня это было большой неожиданностью. Я никогда не думал вступать на эту стезю. В 2016 году проходили выборы депутатов по округам. Меня пригласили в городской маслихат и предложили избираться. Там считали, что я хорошо подхожу под требуемые критерии. Признаюсь, был не готов, потому что все новое и неизвестное поначалу пугает. Мне оказали большое доверие, и вскоре я решил баллотироваться. Выдвигался от партии «Нур-Отан» (ныне «Аманат»), в которой состою много лет. По итогам был избран депутатом 19-го округа, который включал в себя часть КЖБИ, микрорайоны Кунай и Амангельды, жилой массив Дружба, а также поселок Ударник.

– Раньше город делился на 20 округов, за каждым из которых был закреплен депутат. С 2020 года этой практики нет, и народные избранники курируют городские проблемы повсеместно. Насколько это правильно?

– Когда перед депутатами стоят общие задачи, нет никакой конкретики. Поэтому я считаю, у каждого должен быть свой фронт работы. Следующие выборы будут одномандатными. Это означает, что депутаты, как и прежде, будут избираться от округов. При такой форме управления каждый знает, за что он отвечает. И люди ориентированы, к кому обращаться за помощью.

– Какие вопросы чаще всего поднимались, когда вы были в 19 округе и как они решались?

– В основном это были проблемы, связанные со сферой ЖКХ – благоустройством улиц, освещением, водоснабжением, строительством социальных объектов.

– Ремонт дорог, газификация и другие работы в Дружбе и Ударнике осуществлялись при вас. Возникали сложности?

– Я был на местах буквально каждый день. Случались ошибки в проектах. К примеру, планировка канализации была недодуманной, и она часто промерзала. Не была предусмотрена установка бордюров и отмосток. С этим приходилось разбираться. В целом, сделано достаточно много, но работать еще есть над чем.

– С какими проблемами вам как к депутату обращаются по линии общества инвалидов?

– Это моя основная работа. К сожалению, наши подрядчики не всегда дорабатывают благоустройство города. К примеру, бывают случаи, когда ремонт дорог и тротуаров вроде бы сделан, но бордюр выпирает от асфальта выше нормы. Инвалиду на коляске будет очень сложно проехать через препятствие. Эти вопросы держим на контроле, решаем. Приходится требовать от подрядчиков исправлять недоработки. Также есть острые вопросы по общественному транспорту. По данным ЖКХ, в городе ходят 38 автобусов, адаптированных для инвалидов. По задумке водитель должен выходить из автобуса, откидывать пандус и помогать инвалиду разместиться в автобусе. Но, к сожалению, не всегда так бывает, поэтому проводятся беседы с коллективами перевозчиков, чтобы водители относились к людям с ограниченными возможностями с пониманием.

– Как вы считаете, бытовые и социальные условия для инвалидов в нашей стране до сих пор ощущаются остро?

– По сравнению с прошлым, сегодня дела обстоят гораздо лучше. Есть множество социальных программ при отделе соцзащиты, где инвалиду будет оказана помощь с лечением, продуктами питания, инвентарем и трудоустройством. Есть, конечно, недоработки, но государство работает, и наболевшие проблемы решаются.

– Как депутатство повлияло на вашу жизнь?

– Для меня это дополнительная нагрузка и неоплачиваемая общественная работа. Но я расширил кругозор, стал лучше ориентироваться в структуре города. Могу напрямую обратиться в акимат, например, в отдел ЖКХ или отдел соцзащиты и ускорить решение тех или иных вопросов населения.

– Расскажите о вашей семье.

– Семья для меня на первом месте. Мою супругу зовут Инна Петровна, мы вместе уже 32 года. У нас дочь и двое внуков. Она с семьей живет в Астане, работает юристом. Мы регулярно созваниваемся. Когда Велина в Костанае, собираемся вместе за праздничным столом, выезжаем на природу.

– У вас есть хобби или увлечения?

– Я очень люблю животных, особенно лошадей, они моя слабость. В детстве участвовал в скачках. Когда бываю в деревне у одноклассников, стараюсь не упускать возможности прокатиться на лошади по степи. Это удивительные и умнейшие создания.

– Спасибо большое за интересную беседу! Успехов в работе!

Асхат НУРТАЗИН,
фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77