Костанай и костанайцы Наш Костанай

Докопаться до истины: молодой костанайский археолог поделился интересными историями и фактами из своей жизни

Мирас Урстемов – ученик известного костанайского ученого Андрея Логвина

Несмотря на свои 19 лет, он может назвать себя бывалым исследователем. Мирас посетил не одну экспедицию и прочувствовал все трудности полевой жизни, как говорится, на своей шкуре. Об этом наш разговор.

– Как ты понял, что хочешь заниматься археологией?

– До университета я представлял себя в разных направлениях. Думал стать врачом, геологом, биотехнологом. Но меня почему-то всегда тянуло к раскопкам, мечтал на них побывать. Поэтому пошел учиться на историка-археолога. Но знал бы я тогда, сколько всего придется пережить (смеется). Когда нашу группу позвали на первые раскопки, я был очень рад, надел берцы, спецовку и помчался навстречу приключениям. То, что я увидел дальше, вызвало во мне совершенно разные эмоции. Удивление, радость, грусть, страх, тоска, восторг – все это сопровождало меня. Например, я понял, что поле всегда открывает, кто есть кто. Даже те люди, которых ты знаешь много лет, в экстремальных условиях могут показать себя совершенно с другой стороны. К тому же ты сам начинаешь смотреть на людей по-иному. Нередко бывало, что мы начинали ссориться с членами археологической экспедиции, потому что устали друг от друга. Поэтому руководители нам говорили, что на длительных раскопках всегда должно присутствовать нечетное количество человек. Все поделятся по парам, а один будет общаться со всеми и разряжать обстановку.

А еще долгая разлука с родными. Когда ты неделями без связи и даже не представляешь, что происходит у тебя дома, морально очень тяжело. Был случай, когда мой товарищ около 15 минут поднимался в гору, чтобы поймать связь и поговорить. А через несколько километров мы установили лагерь, и там телефон уже работал без проблем. Но все эти трудности забываются, как только ты видишь свою первую находку. Брать в руки что-то, чему много тысяч лет, это незабываемые ощущения.

– Если было так сложно, почему повторил свой опыт?

– Второй раз я уехал в поле на целый месяц. Тогда воспринимал реальность совершенно не так, как мои сверстники. Я всю жизнь хотел войти в историю, стать ее частью. А такие поездки дают возможность прикоснуться к ней вживую. Ведь помимо выполнения основной цели, мы очень много путешествовали. Среди нас были и те, кто к археологии не имеет никакого отношения, но когда мы проезжали исторические места, я видел их горящие глаза. Мавзолей Джучи хана, древние городища, родовые зираты, – от всего этого просто захватывает дух.

Ну и вторая причина, почему я согласился поехать еще раз и продолжаю это делать до сих пор, – в поле я прохожу большую школу жизни. Во время своей второй поездки научился добывать и чистить рыбу, ремонтировать автомобиль и еще много чему. Такие вещи, как археологическая разведка, учат ценить простые вещи, пытаться отремонтировать что-то, а не бежать сразу в магазин за новым.

Но кроме практических знаний, в поле человек начинает понимать себя. Здесь ты не сможешь убежать от своих мыслей в интернет. Они преследуют тебя постоянно. И единственный способ избавиться от них, это ответить на вопросы, которые долго тебя мучают, поговорить с самим собой. Из-за таких диалогов часто могут происходить перепады настроения, но по итогу человек возвращается совершенно другим.

– Какой след уже оставила в твоей жизни археология?

– В экспедициях, конечно, возникает много проблем. Жизнь в городе становится для тебя совершенно другим миром, и пока ты в поле, она буквально замирает. Например, я не мог, как все мои сверстники, устроиться на работу и иметь постоянный заработок. Пока мои одногруппники зарабатывали деньги, я вместе с именитыми учеными совершал большие открытия. Как я уже говорил, чтобы стать археологом, нужно много чем пожертвовать. Но у меня есть цель – оставить след в истории. Конечно, сейчас это не приносит больших денег. Но я убедил себя в том, что никогда, без самой крайней необходимости, не буду заниматься тем, что мне не нравится. Не в обиду моим сверстникам, но они, работая официантами или продавцами, продают свое время. Мы не так уж и долго существуем на этой планете, поэтому я хочу использовать свой срок с пользой. А еще поездки развили во мне новый талант. Я начал писать стихи. Вот и получается, что сейчас занимаюсь только тем, что мне по душе.

– Мирас, расскажи про свою последнюю экспедицию?

– Последние раскопки – это Камысты (Первомайское). Значение этого памятника для нашей истории бесценно. Во-первых Камысты относится к знаменитой «Стране городов» – древнейшей цивилизации Урало-Казахстанских степей. Это единственный известный памятник протогородской культуры индо-европейских племен ариев на территории Казахстана. Город, также как и Аркаим, с которым его сравнивают, был построен в форме солнечного круга. Укрепленному поселению Камысты уже более 4 тысяч лет. Зафиксирован этот памятник еще 1950-е годы, но его полноценные раскопки начались недавно. Поэтому некоторые его части сильно разрушены. Но все же его удалось сохранить, и теперь он будет изучаться.

Также за свой довольно недолгий археологический опыт я успел проехаться по торгайским степям, побывать в Улытау. Про Торгай есть интересная история. Я считаю, что это наша казахстанская Мексика, природа чем-то похожа, там тоже есть свой послеобеденный перерыв – сиеста. Приехали мы в Торгай в обед, чтобы отдохнуть и купить продукты в местном магазине.

Простояли пару часов, но лавка так и не открылась. Я позвонил другу, который живет там, он сказал, что магазины в Торгае открываются, когда захотят.

– С какими опасностями ты столкнулся в поле?

– Прежде всего – это собственный страх. Ядовитые змеи, огромные пауки, каракурты – живность на любой вкус и цвет. Первое время многие члены экспедиции просто не могут отделаться от мысли, что рядом постоянно находится какая-то опасность. Но на самом деле все не так страшно. Гадюки никогда не нападут первыми, только в случае крайней опасности. Если видите наглую, ползущую на вас змею, которая не отступает ни на шаг – это обыкновенный уж. Смертельно ядовитые пауки – каракурты, ярко красные, они заметны издалека. И тоже никогда не прыгнут на вас просто так. Гораздо опаснее полевые ежи. Они могут болеть бешенством и укусить без видимой причины. Но на деле все проблемы с опасными животными решаются гораздо проще, чем можно подумать.

Достаточно носить плотную одежду и всегда закрывать открытые участки кожи.

А еще стоит подружиться с курильщиком, или же иметь собственный источник огня под рукой. Ведь при укусе того же каракурта есть 30 минут, чтобы вколоть противоядие, далее наступает смерть. За такой короткий срок в степи невозможно найти больницу. Но если прижечь место укуса огнем, то скорость распространения яда уменьшится, и будет шанс спастись. А если вы нашли подобного паука у себя в палатке, то это уже не ваше жилище.

Но мне больше неприятностей принесла обыкновенная трава. Как оказалось, у меня аллергия на какие-то виды растений, и я очень сильно и долго чесался. Проще говоря, чтобы выжить в поле, нужно иметь богатырское здоровье, большой запас терпения и непреодолимую жажду приключений.

– Я заметил, что, несмотря на все трудности, тебе нравится такая жизнь.

– Археология вдоль и поперек пропитана романтикой. У нас есть собственный гимн, полевые песни, которые передаются из поколения в поколение. Одна из традиций – профессиональный праздник День археолога всегда отмечается в поле. Во время моей первой поездки мы заехали в ближайшую деревню, накупили продуктов и закатили себе царский ужин. Был даже тортик из печенья и сгущенки, сладкого в степи действительно не хватает.

А еще у археологов есть свои мифы и легенды. Например, у каждого места свой дух-хранитель. Я лично видел, как во время одной из стоянок на скале во время заката вырисовывалось лицо человека. Игра теней, скажут читатели, но кто знает. Поэтому каждый раз по приезде на новое место духов нужно покормить. Каждый делает это по-своему, например, можно оставить какую-то пищу. Однажды мы ночевали в местности Ашутасты. Старожилы археологического дела нам рассказывали, что здесь было найдено древнее захоронение девочки. Когда никто об этом не знал, она мешала проводить работы, и люди, занимающиеся раскопками, получали травмы. Но в этот раз дух был задобрен, и нам очень даже повезло с «уловом».

– Я знаю, что ты пошел по стопам своих учителей – археологов Андрея Логвина и Ирины Шевниной.

– Да. И я очень горжусь своими руководителями. Они являются для меня примером, потому что эти люди живут и работают с удовольствием, никогда не обращают внимания на чужое мнение. И всегда самосовершенствуются. Ведь мир постоянно бежит вперед, за ним нужно гнаться, и если ты начинаешь его обгонять, значит, делаешь все правильно.

Сергей ЗАИКА,
фото Ларисы БОЖКО

Мирас Урстемов, студент 3 курса Костанайского регионального университета им. А. Байтурсынова, специальность «История и археология». Родился и вырос в Костанае. Сейчас получает образование, трудится в комитете по делам молодёжи университета и продолжает заниматься наукой.


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77