COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

102064

Выздоровевших

107450

Зарегистрированных случаев

3470

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

1699

Летальных случаев

Костанай и костанайцы Новости Правопорядок

Экс-аким Костаная Ахмедбек Ахметжанов: Рассуждаю, как обычный зэк

О том, где и как найти экс-мэра Ахметжанова, в Костанае знают многие

Езжайте, говорят, в пригородный райцентр Затобольск и сразу за дорожным кольцом-развязкой увидите красные кирпичные корпуса предприятия “Союз”. Сюда еже­дневно из колонии-поселения привозят на работу заключенных. Среди них и бывший отец города.

Шлагбаум. Я въезжаю на территорию — и все складывается точно по пословице: “На ловца и зверь бежит”. Экс-аким — журналистская добыча — возникает перед моей машиной, спеша из одного корпуса в другой. На нем спортивный пуховик, вязаная шапка — добротные, не зэковские вещи: в колонии-поселении все одеты, как на воле. Ахмедбек Масакбаевич держится бодро, выглядит стройным. Уговаривать его на интервью не пришлось, и в нем это осталось с прежних времен, когда даже в высокой должности он отвечал журналистам на неудобные вопросы.

Получить у Ахметжанова комментарий о случившихся с ним событиях было очень интересно, ведь на минувшей неделе его попытка выйти на свободу в очередной раз не удалась, и он в суде не смог сдержать эмоций:

— Я не хочу даже слышать разъ­яснения, — сказал он в сердцах, обращаясь к судье. — Разве это самостоятельное решение? Могли бы сразу сказать, что не отпустите!..

Обстановка в зале заседаний к этому моменту была уже накалена, так как судья Арман КАБЕНОВ больше чем на час задержал оглашение постановления. Ни его секретарь, ни судья причину опоздания не объяснили. Между тем экс-мэр Костаная, ссылаясь на закон, просил заменить ему наказание на более мягкое либо отпустить на свободу по УДО. Все сроки для применения этой нормы уже наступили, однако воли не видать.

Почему же бывший аким оказался за решеткой?

В апреле 2016-го его признали виновным в злоупотреблении служебными полномочиями, воспрепятствовании предпринимательской деятельности и получении крупной взятки. Ахметжанову назначили 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества и взыскание нескольких десятков миллионов тенге. Однако Верховный суд переквалифицировал деяния экс-акима, убрав особо тяжкий состав преступления, и применил амнистию. Срок отсидки был пересчитан и с учетом уже отбытого за решеткой времени снижен до 4 лет 10 месяцев и 23 дней. Ахметжанова перевели в колонию общего режима, а летом прошлого года — в костанайскую колонию-поселение. При этом попытки выйти на свободу он стал предпринимать гораздо раньше.

— Еще в декабре 2017-го у меня подошел срок замены наказания, что предполагает выплату штрафа за возможность покинуть колонию, — рассказывает Ахмедбек Ахметжанов. — Но мне отказали. У меня нет никаких взысканий от руководства различных учреждений УИС (а я их прошел уже семь!), только поощрения. Я благоустраиваю участки территории в зонах, занимаюсь спортом, организовываю команды и соревнования, сам трудоустроен и помогаю трудоустраивать других заключенных… Конечно, использую дружеские связи на воле, а как иначе?

Мы проходим с экс-акимом в один из цехов “Союза”, там идет работа. Все работяги — сидельцы, владеющие столярной профессией. Спрашиваю у Ахметжанова, чем ему приходится заниматься.
— Делаю что могу, от работы не бегаю, — отвечает он. — Здесь по осени перед цехом была огромная куча необработанной древесины, так мы ее всю перепилили.

К разговору подключаются коллеги осужденного акима.

— Работаем вместе, — говорит колонист Сергей РЫЖЕНКОВ. — У всех хорошие суммы по взысканию, которые мы погасить еще недавно не могли, с трудоустройством в колонии тяжко. Появился Ахметжанов — для нас нашлось дело. Мы тут даже резную мебель делаем.

— Раньше маялись от безделья, а теперь зарабатываем, отдаем долги, — вторит сотоварищу Александр СЕМЕНЕНКО. — Появилась надежда на досрочное освобождение!…

Рыженков подносит к циркулярной пиле доску, Ахметжанов тут же становится напротив, принимая в руки распиленную древесину. Не Ленин на субботнике, конечно, но все же…

— Месяца через два запустим кузню, — делится планами осужденный чиновник. — Все своими руками делаем: чиним, латаем, свариваем… Люди оформлены сотрудниками частного предприятия. Мой хороший знакомый предоставил нам пустующие площади, налаживаем здесь производство…

Градус нашего разговора меняется, когда я прошу Ахметжанова объяснить взрыв эмоций после оглашения постановления судьи Кабенова.

— Поймите, я не требую каких-то неположенных мне поблажек! — горячится он. — Я уже три года доказываю, что встал на путь исправления. Да, я понял свою вину, несу положенное наказание. Погасил все денежные взыскания, отдал свое имущество, соблюдаю режим, зарабатываю поощрения… Но почему именно мне отказывают в возможностях, предоставленных законом? Сроки, когда осужденные могут просить о замене наказания штрафом или условно-досрочным освобождением, установлены официально. Они подошли — я пытаюсь. И все пытаются! Что же я вижу? А то, что меня злонамеренно, нарушая все принципы и условия, не хотят выпускать — что прошлым летом, что сейчас. Я рассуждаю, как обычный зэк: на свободу отправляют практически всех, кто соответствует нужным критериям.  А меня — нет! Почему не объясняют. Да, я был политическим служащим, но я же не политзаключенный! Я хочу быть гражданином своей страны, не собираюсь вставать ни под чьи знамена и тем более заявлять, что я какая-то жертва… Просто уверен, что все боятся брать на себя это решение освободить бывшего акима. И плевать им на закон. А я готов хоть семечками торговать, зарабатывая на жизнь, лишь бы оказаться на воле.

В самом деле вопросы экс-чиновника справедливы. Если у него есть это право — досрочно выйти на свободу, то почему он не может его реализовать так же, как любой другой осужденный? Почему одним — преференции, а другим — фигу без масла? Почему Ахметжанову то говорят, что он “мало изучен” администрациями колоний, то, что “слишком много совершил”? И вообще, что это за аргументы? В списке причин, по которым можно отказать зэкам, добивающимся освобождения, таковых нет.
Если мы видим на примере Ахметжанова, что законодательные акты в его случае дают сбой либо не работают, что это означает? То ли документы несовершенны, то ли происходит беззаконие. Между тем однообразие применения законодательства не должно быть проблемой. Ахметжанова осудили, как многих других чиновников-коррупционеров, и это правильно. Но зачем лишать его права использовать законные механизмы облегчения своей участи? В этом стоит разобраться…

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Источник: time.kz


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77