COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

16298

Выздоровевших

49683

Зарегистрированных случаев

1161

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

264

Летальных случаев

Новости Правопорядок

Экс-председатель Аулиекольского суда Бекжан Жамбулов: «Так любого судью можно сделать уголовником!»

Он рассказал правду о деле, в котором проходит в качестве подозреваемого

— Хочу, чтобы о событиях, которые мне довелось пережить, узнали все, — начал разговор бывший председатель райсуда. — Не хочу, чтобы следственный беспредел перерос в судебный…

Напомним, председатель Аулиекольского райсуда был задержан сотрудниками антикоррупционной службы в октябре прошлого года на трассе в ста километрах от Костаная и препровожден в свой рабочий кабинет, в котором состоялся обыск, передает газета «Время».

Перед этим в областном центре “хлопнули” адвоката Жениса Дусмагамбетова, в машине которого был обнаружен миллион тенге. Антикорровцы посчитали: эти деньги “изобличают Жамбулова в получении взятки”, которую он якобы получил несколькими днями ранее, а теперь вернул. Почему судью не взяли с поличным и по каким причинам видео на официальном канале Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции (АДГСПК) было смонтировано так, будто деньги изъяли непосредственно у Жамбулова, осталось неясным. Между тем попавший как кур в ощип служитель Фемиды по горячим следам событий заявил, что все происходящее — результат гонений руководства Костанайского облсуда.

— Конфликт с председателем областного суда Асламбеком Мергалиевым у нас длится несколько лет, — говорит сегодня Жамбулов, — об этом давно знают и у нас, и в центре. Я не соглашался с методами и попытками контро­лировать отправление правосудия и несколько раз писал в своих жалобах и обращениях, что опасаюсь провокаций и фальсификаций. В итоге то, о чем я предупреждал, все же случилось.

По мнению собеседника, за него “взялись сразу и плотно”, чтобы лишить его свободы передвижения на время следствия.

— Когда в 20-х числах октября, сразу после скандалов с задержаниями и обысками, я выехал в Астану, чтобы попасть на прием в высокие кабинеты, — вспоминает Бекжан Жамбулов, — меня на перроне встретили опера и задержали под предлогом того, что я пытаюсь скрыться от следствия. Так я попал в изолятор временного содержания, а потом и в СИЗО Астаны.

Из столицы судью перевезли в Костанай, но ему удалось доказать в суде, что нет никаких причин содержать его под стражей.

— Следователи заявили, что, мол, я вознамерился улететь в Дубай, покинув страну, — рассказывает Жамбулов. — Выяснилось, что кто-то сделал от моего имени заказ билета в ОАЭ, и это было представлено как доказательство. Они не учли, что я, как человек, допущенный к госсекретам, просто не мог этого сделать: прежде чем покинуть страну, я должен был за месяц запрашивать на то разрешение. В общем, топорно сработали. В итоге суд Астаны, рассмотревший вопрос об избрании меры пресечения, постановил перевести меня под домашний арест. На днях его срок закончился, на продление санкции не было.

— Вы заявляете, что невиновны и дело ваше шито белыми нитками. На чем базируется это утверждение?

— Мое обвинительное заключение бездоказательно и построено не на фактах, а на словах адвоката Дусмагамбетова. Претензии ко мне основаны на протоколах допросов лиц, которых в 90 процентах случаев я не знаю. В обвинительном заключении вместо анализа содержится лишь перечисление различных протоколов. В конце января я заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием доказательств и состава преступления по обвинениям во взяточничестве и вынесении неправосудного решения, но получил отказ.

— Почему же адвокат Дусмагамбетов обвиняет вас?

— Он пытается это сделать в угоду следствию, стремясь выскочить из своей тяжелой ситуации. Суд над ним уже идет, и ему предъявлены тяжелые обвинения, в том числе в мошенничестве. Адвокат Дусмагамбетов сегодня вынужден отвечать на вопросы об изготовлении поддельных судебных актов. Насколько я знаю, у него изъята печатная машинка, которую он где-то купил, чтобы состряпать липовые судебные решения много-летней давности, да еще и пользовался поддельной печатью, чтобы их заверить… Как же можно верить утверждениям и обвинениям этого человека?

— Ну, это ваша позиция. А по обвинительному заключению ваша вина доказывается “изъятием у Дусмагамбетова денег, изобличающих в получении взятки Жамбулова”…

— Расцениваю это как абсурд: в день задержания адвоката я нахожусь в Аулиеколе, он — в Костанае (расстояние — больше 100 км), у него в машине находят миллион и говорят, что это возвращенная мной взятка. Потом появляется новая версия: якобы эти деньги Дусмагамбетов получил от моей жены, причем не всю сумму, а 500 тысяч. Оставшиеся же деньги присвоил себе, убедив обманом своих клиентов, что для дачи взятки судье нужен миллион… Деньги эти не помечены, момент их якобы состоявшейся передачи никак не зафиксирован. Я ответственно заявляю: в деле вообще нет доказательств — только слова!

— Совсем никаких?

— Ну, есть оперативная съемка нашего разговора, мы говорим о рыбалке. Мы не обсуждаем с Дусмагамбетовым никаких дел, но следствие считает: это конспирационная беседа и мы на самом деле говорим о взятке в завуалированной форме. По-моему, это смешно! Вообще, с юридической позиции версия следствия тянет не на взятку, а на добровольный отказ от взятки — раз уж они говорят, что случился возврат. Считаю, что антикорровцам надо во что бы то ни стало меня посадить. Потому что посадить судью — считается: за такой подвиг положены новые звезды на погонах, премии…

— А что насчет предъявленной вам статьи о заведомо неправосудном решении?

— Нет такого решения. Есть акт, который отменила апелляционная коллегия Костанайского облсуда. Но там установлена всего лишь моя судебная ошибка: я рассмотрел дело в особом порядке, тогда как нужно было рассмотреть в исковом производстве. И в мой адрес не вынесено никакого порицания. Само понятие заведомости предполагает: я о чем-то должен был знать и вопреки закону вынести незаконное решение. Понимаете, так любого судью даже за незначительную ошибку можно сделать уголовником! Мало, что ли, случается отмен судебных актов в апелляции? Знать, что Дусмагамбетов изготовил поддельные документы, я не мог. Помнить о каких-то решениях, случившихся 5-7 лет назад, тоже…

По словам Бекжана Жамбулова, из 14 томов досудебного расследования его дела дюжина относится к делу Дусмагамбетова, которое выделено в отдельное производство и уже рассматривается в суде. Собственно “жамбуловских” томов всего два.

Остается добавить: дата начала рассмотрения дела судьи Бекжана Жамбулова еще не назначена.

Стас КИСЕЛЁВ

Фото автора


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77