COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

102666

Выздоровевших

107723

Зарегистрированных случаев

3481

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

1699

Летальных случаев

Наш Костанай

Конысбек Бегайдаров: «Актер – это штучный товар»

Как не потеряться в жизни и остаться верным самому себе?

Секрет очень прост, считает актер казахского драматического театра им. И. Омарова: в любой ситуации нужно уметь оставаться человеком.

Конысбек Бегайдаров мог стать стоматологом – его родители пророчили ему карьеру зубного врача. Но не сложилось. Душа Коныса с юных лет тянулась к творчеству. Он перепробовал, казалось бы, все – и пел, и танцевал, и рисовал… Но в итоге выбрал актерское мастерство, и ни разу об этом не пожалел. Вот уже на протяжении двух десятков лет он верой и правдой служит сцене, ежедневно примеряя все новые и новые образы своих героев, но при этом не забывает золотое правило – быть в жизни простым, обычным человеком. О том, чем живет и дышит, о чем думает и мечтает Конысбек Бегайдаров поделился с «НК».

– Конысбек Бирманович, театры одни из первых вынуждены были взять паузу в связи с введением в стране режима ЧП, и надо полагать, одними из последних возобновят свою деятельность. Насколько тяжело творческому человеку в одночасье лишиться того, чем он живет всю свою жизнь – сцены, зрителя, оваций..?

– Лично я никаких затруднений не испытываю. Это ведь не навсегда. Наоборот, мне кажется, что эта пауза нужна всем людям, чтобы они остановились и подумали о том, как они живут, что делают, как относятся друг к другу, что говорят… Мы живем в постоянной суете, куда-то вечно спешим, не оставляя времени на семью, на детей, на духовное развитие. А это очень важно, потому что время проносится очень быстро, завтра оглянешься, а твой ребенок уже большой, а ведь ты даже не заметил, как он вырос. Мне кажется, эта пауза не просто так дана человечеству, и важно правильно воспользоваться ею.

Да и потом, для творчества нет никаких преград. Я все так же работаю над образами, читаю книги, наблюдаю за людьми – как они ходят, как говорят, как себя ведут. Все это пригодится мне в работе. Бывает, возникают интересные мысли, я их записываю. Кто-то начал писать стихи, хотя никогда прежде этим не занимался, а кто-то открыл в себе талант художника. Все зависит от человека, от его умения воспринимать разные жизненные ситуации как должное и постараться найти в этом свои плюсы.

– А вы чем занимаетесь?

– Я люблю природу. Для меня все живое – и деревья, и цветы, и даже камни. Я разговариваю с птицами, с животными. Ну, это такая фантазия творческого человека. Я благодарю солнце и небо. Все это дал нам Всевышний, и мы должны быть благодарны. Сколько всего нам земля дает! Не зря ведь ее называют матушкой. А мы как с ней обращаемся?

– То есть вы считаете, что коронавирус, обрушившийся на человечество, – это своего рода карма?

– Знаете, говорят, что человек – самый большой микроб. И это действительно так. Вот посмотрите, сегодня, когда весь мир вынужденно сидит дома, реки стали чище, экология улучшилась. Вот и судите сами.

– Когда впервые произошло ваше знакомство с театром?

– Шекспир говорил, что весь мир – театр, а люди в нем – актеры. И он был прав. Ведь по сути это в нас заложено самой природой. Понаблюдайте за детьми, и вы поймете, что все они артисты. Они верят в предлагаемые обстоятельства. Девочка верит в то, что кукла – это ее ребенок, кормит, одевает, спать укладывает; а мальчик верит в то, что его машинка самая настоящая – он и за рулем едет, и пассажиров возит. Я иногда вспоминаю, как мы в детстве играли, – найдешь какую-нибудь палку, так она у тебя и в лошадь могла превратиться, и в автомат, и во что угодно. Я любил ходить на охоту. Принесу домой кучу палок и говорю родителям – смотрите сколько уток я добыл. И я в это верил. Еще никому не удавалось переиграть детей и животных.

– Почему кто-то может в себе развить эти способности со временем, а кто-то нет?

– Актер – это штучный товар. Им не становятся, им рождаются. Это богом дано. Видите ли, у каждого человека свое призвание. Мне, например, предлагали стать и зоотехником, и технологом, и врачом. Я даже учился на стоматолога, но потом бросил. Понимаете, не мое это призвание. Зачем мне это нужно? Зачем я буду занимать чужое место? Во-первых, я боюсь уколов, врачей, не переношу этот больничный запах… Поэтому я сказал отцу, что пусть врачом будет тот, кто должен, а я буду актером. Родители не совсем поняли меня. Они считали, что это чертовская профессия. Да и сейчас многие так считают. Есть такие мнения. Но тем не менее я добился того, чего хотел, и ни разу об этом не пожалел.

– И как же вы пришли в театр?

– После армии я приехал в Аркалык и устроился в местный театр осветителем. Для меня это была большая честь. Я себя чувствовал чуть ли не министром культуры. Тогда меня не интересовала зарплата, увлекал сам процесс. Заведующая театром заметила, как горели у меня глаза, и предложила участвовать в массовке. Так прошел год. Потом меня отправили учиться в Алматинский институт.

– А в Костанае как оказались?

– В 2000 году мне предложили поехать в Алматы. Я уже собирался идти писать заявление в ТЮЗ. Но вдруг зазвонил телефон. Это был режиссер из Костаная, который предложил мне помочь с открытием театра. Я решился и поехал в Костанай. Все-таки это моя Родина, и кто сделает это, если не я? Так все и произошло.

– Вы ведь и в кино успели сняться. А к чему больше душа лежит – к кинематографу или к театру?

– Конечно же, к театру. Театр – это духовное просвещение, а кино – для зарабатывания денег. В фильме ты снялся один раз и все, оно прошло, а на сцене ты каждый день работаешь над своим героем, с каждым спектаклем обогащаешь его, и в итоге у тебя такой мощный образ получается. То есть тут такая своего рода жизнь происходит, поэтому у актера в театре выше планка, чем у актера в кино.

– Как относитесь к системе Станиславского?

– Мне она импонирует, потому что взята из жизни. Приемы Чеховского и Данченко я тоже воспринимаю, но больше по душе система Станиславского, конечно же. Потому что она учит актера думать, размышлять, а это в свою очередь помогает понять своего героя. Вот если я, например, играю Кенесары хана, я должен задать себе кучу вопросов: почему он это сделал, почему он это сказал, почему он сел, почему, почему, почему… И чем больше я найду ответов, тем живее и правдивее будет мой герой. Такая вот работа над образом происходит. И если мне удастся завоевать доверие зрителя, то это моя победа.

Иногда, когда слышу, как молодые актеры говорят, что они входят в образ или не могут выйти из него, аж смешно становится. Как будто он в квартиру вошел или вышел из нее. Да не верю я тебе. Это называется дешевые понты. Никогда такого не было и не будет. Хоть трижды ты великий актер.

А вообще, актер – это звание, и им нельзя разбрасываться.

– Продолжая тему молодежи, скажите, как вы считаете, почему молодежь стремится получить все сразу – деньги, славу..?

– Потому что они не понимают элементарные вещи, поэтому спешат. Они не понимают, что всему свое время. В жизни ведь все происходит постепенно: вот человек родился, сначала он лежит, потом переворачивается, потом ползает, потом садится, и только потом начинает ходить. А они хотят, чтобы он родился и сразу побежал. Но так не бывает. Нужно всегда начинать с малого. Не даром ведь говорят, что театр начинается с вешалки.

– Многие актеры считают себя звездами, словно они в Голливуде работают, хотя толком их никто не знает. Как не потерять себя в этой профессии?

– Чтобы оставаться самим собой, нужно в любой ситуации оставаться человеком, при любых обстоятельствах вести себя достойно. Даже если это очень сложно. Обычно это приходит с опытом, с годами. А короны чаще всего вырастают опять-таки у молодых актеров. Но бывают и исключения. Редко, но бывают.

– Семья, дети…

– Да, я очень богатый в этом плане, за что и благодарен Аллаху. У меня пять детей – три сына и две дочери, шесть внуков: один мальчик и пять девочек. И я этому несказанно рад. Скажу честно – девочек больше люблю. Почему? Потому что они ближе к родителям. Только они могут даже на чужбине думать и переживать за своих родных, за сестер, братьев. У мальчиков нет такого. Они продолжатели рода, а так-то пользы от них чуть (смеется).

Вот вам пример – дочь видит, что у папы духи заканчиваются, на следующий день она приносит новую упаковку, а сына нужно просить об этом. Элементарно маски, антисептики, все дочери принесли, мальчики даже не подумали об этом.

А вообще испокон веков в деревне, где я родился и рос, девочке больше уделяли внимания, потому что она – гостья в родительском доме, вырастает и уходит. Поэтому если она хочет, пусть попрыгает, побегает, дайте ей то, что она хочет, ведь завтра она выйдет замуж и уйдет.

– Кто-то из ваших детей пошел по вашим стопам?

– Да, мой сын вместе со мной и со своей супругой работает в театре. Он участвует во многих фестивалях. Хорошие отзывы о нем.

Я никогда никого не заставлял чем-то конкретным заниматься. Я сказал своим детям, чтобы они выбирали ту профессию, которая им нравится. Но мне, конечно же, приятно, что один из моих сыновей пошел по моим стопам.

– О чем мечтаете?

– Если говорить о профессии, то хочу сыграть старика из известного произведения Хемингуэя «Старик и море». Очень уж нравится мне этот персонаж.

А в жизни есть у меня мечта построить дом. Мне не нравятся коттеджи, они неудобные. Мне нужно, чтобы дом был одноэтажным – справа широкая гардеробная, слева ванная комната, несколько гостевых комнат, в каждой из которых собственный душ, большой красивый холл, столовая с длинным столом на 30 человек, идем дальше – открываем балкон, а там терраса, где можно жарить шашлыки. Вот такой проект есть у меня в голове. Надеюсь когда-нибудь его осуществить.

– Чего мы вам и желаем. Спасибо за интервью!

Валентина МЕЛЕХОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77