Наш Костанай

«Не перестаю удивляться райдерам артистов!»

В преддверии Дня города разговариваем с одной из знаковых персон в сфере культуры

Его жизнь сейчас поделена между Москвой, Челябинском, Костанаем и Лисаковском. Он из тех, кто может достать звезду с неба, организовать гастроли и подкупить своим обаянием самых неприступных артистов. В гостях у «НК» – директор Костанайского продюсерского центра «ARTEL» Вячеслав Ермаш.

Он сам когда-то начинал с вокальной группы, но со временем понял, что быть по ту сторону кулис ему гораздо интереснее.

– Вы с детства были активным, творческим, поющим мальчиком?

– Нет! До 5 класса я был очень тихим ребенком, даже можно сказать замкнутым. Старательно учился, избегал шумных компаний. Старшая двоюродная сестра меня в шутку называла «маленький Ленин» (смеется). Я был единственным ребенком среди всей нашей большой родни, кого не боялись брать в дальние поездки, потому что со мной не было никаких проблем. Помню, в пятом классе, нас, школьников, как-то повели во Дворец пионеров на экскурсию, чтобы показать кружки. Мы с другом совершенно случайно заглянули в дверь эстрадного класса. Увидели парней с гитарами, барабанами. Нам все это очень понравилось, и мы попросились записаться туда. А нам выдвинули условие: три года отходить в духовой оркестр и выучить нотную грамоту. Как примерные мальчики мы исправно ходили, дудели, играли в оркестре. После 9 класса друг уехал в Германию, а я попал в эстрадный коллектив. Когда туда пришел Владимир Патт, он сейчас тоже живет в Германии, началась моя творческая карьера в созданной им группе «Классный час». Поступив в Лисаковский технический колледж, я попал в существующую при нем группу «Трек». В те годы она была очень знаменитой. Название группы передавалось от одного состава к другому на протяжении многих лет. Студенты выпускались, на их место приходили новые ребята. Я был в числе последнего состава. Как-то после группа затихла, а эстрадная деятельность в колледже сошла на нет. Кстати, этот пласт культуры в наших сузах, к сожалению, теряется и совершенно исчезает. А ведь раньше ДК целенаправленно собирали под свое крыло всю активную творческую рабочую молодежь, создавая на ее базе разные коллективы. И пусть это были непрофессионалы, самоучки, но именно эта самодеятельность для многих становилась яркой страницей в жизни, а кому-то и вовсе давала путевку в эту самую жизнь уже с новой профессией, как случилось со мной. Почему при нынешних колледжах это не культивируется – вопрос.

– Кто были вашими наставниками?

– С теплотой вспоминаю директора ДК «Союз» Любовь Николаевну Чернову. Она была очень сильным и грамотным руководителем. При ней Дворец культуры процветал и просто кипел. Именно в «Союзе» в 2000 году прошел первый в области Международный джазовый фестиваль, где я, с подачи тогдашнего акима города Альберта Рау, получил свою первую ответственную должность. Я возглавил оргкомитет фестиваля. Помню сказанные мне слова Альберта Павловича: «Слав, когда-то надо начинать становиться организатором!» Так и начался мой путь к продюсерскому центру, который я зарегистрировал официально лишь в 2017 году. Те джазовые фестивали открыли мне весь принцип организаторской работы, работы с командой. На тот самый первый фестиваль в Лисаковске, кстати, приехал Тим Стронг – выдающийся джазовый вокалист из США. Как это модно сейчас говорить, он был нашим хэдлайнером. Джазовым фестивалем болел и жил весь город, начиная с Рау и заканчивая нашим простым коллективом при ДК, которому было дико интересно окунуться во всю эту нереальную атмосферу. К тому же артисты на фестивале выступали на бесплатных началах. Никому не платили никаких бешеных гонораров. Раньше мы были готовы за идею, ради таких проектов не спать ночами. Сейчас договориться с артистами стало сложнее, все перешло в плоскость коммерции, появились райдеры.

– К слову, о райдерах…

– Знаете, я после каждого мероприятия, имея в виду райдер, говорю коллегам: «Ну теперь я точно видел все!» Но появляется новый артист, и я удивляюсь вновь и вновь. До пандемии мы чуть было не привезли одного молодого певца, не буду называть его имя. В его райдере значилась покупка носков и футболки! Представляете? Я был в шоке. Со звездами старшего поколения, безусловно, проще. Но тут тоже, знаете, свои моменты. Я только с годами стал понимать, какой тяжкий труд артиста. Помотавшись сам на машинах, поездах, самолетах, проводя бесконечные переговоры, утрясая организационные моменты, я всецело стал понимать, почему все хотят лететь бизнес-классом, просят спокойствия, заботятся о своем комфорте. На заре работы продюсерского центра нам как-то одна артистка предъявила, чтобы мы предоставили ей микроавтобус с диваном. Тогда для меня это было дикостью, но нам удалось найти такую машину в Екатеринбурге. С годами я понял, как хочется артисту после утомительного перелета хоть часок-другой отоспаться в машине. Поэтому стараешься сделать все, чтобы артист от нас уехал довольным и счастливым. Конечно, вне уже проведенных мероприятий мы с большинством не поддерживаем отношений, но с некоторыми в ватсапе обмениваемся картинками, открытками. Не буду называть имен, но есть те артисты, с которыми я бы уже не повторил опыта работы. При этом за счастье вновь привезти того же Доминика Джокера. Он – мегачеловечище! Настолько с ним легко работать. Или взять опять тех же молодых артистов. С ними такие сложности возникают еще на стадии переговоров, что пропадает всякое желание дальше сотрудничать. Начинаются какие-то перегибы – не подходить, не разговаривать, в одну машину не садиться, никого не подпускать. К чему это все?

– А как вы сами покоряли Костанай?

– Костанай начался для меня с «Рыцарского замка», где я вместе со своим коллективом отработал три года. После чего попал в команду ТОО «Стомед», где по сути и началась моя деятельность, связанная с организацией корпоративов и мероприятий с участием различных звезд шоу-бизнеса. Свой испытательный срок я прошел на юбилейном концерте фирмы, куда были приглашены в качестве ведущих «Уральские пельмени», а для гостей пел Сергей Жуков. В бытность моей работы в «Стомеде» на корпоративы приезжали артисты разной величины. Это время стало для меня настоящей школой. Потом я успел поработать недолгое время в областной филармонии, куда мы привозили спектакли, балетные постановки. Работа с актерами театра – это совершенно другая специфика, но тоже очень интересный опыт. Затем мы как-то плавно переключились на Дни города. Помнится, первым артистом, которого привезла наша команда, стал Кайрат Нуртас, и выступал он в Рудном. Не в обиду, но рудничане всегда задавали тренды, приглашая самых топовых звезд на День города.

– Два пандемийных года сказались на гонорарах артистов?

– Нет, отличий никаких. Ничего не понизилось, вопреки ожиданиям наших заказчиков. И тут надо понять и самих артистов, ведь они же выступают не в одиночку. За ними стоит целая команда. Недавно смотрел интервью Александра Розенбаума, и он рассказывал, что был вынужден платить своим музыкантам из личных сбережений, чтобы их удержать, ведь у каждого семья, дети. Легко распустить коллектив на время затишья, а вот на то, чтобы собрать, сплотить, сработаться в едином механизме без сбоев, уйдут годы. Хороших музыкантов найти очень сложно. Да и к тому же песни артистов, их концерты – это такой же продукт. Цены на продукты в магазинах повышаются? Повышаются! Так и в этой индустрии. Конечно, на ценник артиста влияет еще и его популярность. Если в 2014 Полина Гагарина была для нас по карману (выступала в Рудном на Дне города – ред.), то после «Евровидения» мы бы ее уже вряд ли потянули.

– Какая звезда запомнилась больше всего?

– До пандемии, конечно, удалось поработать со многими певцами и группами. Вспоминаю, какие сложные отношения выстраивались с командой Ани Лорак, но результат превзошел все наши ожидания. Ани очень требовательный артист, но при этом и отдающийся на сцене на 100%. Вспоминаю с теплотой приезд в 2016 году Батырхана Шукенова. Замечательный был человек, потрясающий артист. Тогда был один момент, за который мне, как организатору, было перед ним очень неловко, но уже после выступления Батыр подошел ко мне, приобнял, мол, «всякое бывает, а мы и не такое видели». У меня тогда с души просто камень упал от его слов. Мы с ним потом очень душевно поговорили. Вот ради таких ощущений, эмоций живешь и работаешь, забывая об усталости и потраченных нервах..

– Откуда такая редкая фамилия?

– Она редкой стала в силу обстоятельств. Мои прадеды – уральские казаки. И фамилия была изначально Ермашов. А получилось так, что в одном из боев мой дед (ветеран ВОВ – ред.) получил ранение, и тогда же ему отстрелило кусочек военного билета. В госпитале особо никто не разбирался с этим случаем, и записали его как Ермаш. Вернувшись с фронта, дед ничего не стал менять, оставшись с укороченной фамилией, которая досталась мне.

Зульфия НАБИЕВА,
фото из архива
Вячеслава ЕРМАША


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77