COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

102530

Выздоровевших

107659

Зарегистрированных случаев

3478

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

1699

Летальных случаев

Наш Костанай

Несебели Басенова: «С введением АСП возросло число дел по алиментщикам»

Выплата адресной социальной помощи подкинула работы судебным исполнителям

А все потому, что для назначения АСП заявителям необходимо было предоставить справку о наличии или отсутствии задолженности по алиментам.

В прошлом году у судебных исполнителей Костанайской области случился завал: у них на исполнении находилось почти 205 000 дел. Как удалось справиться с такими объемами и почему так выросла задолженность в обществе? Подробнее об этом рассказала председатель палаты частных судебных исполнителей Несебели Басенова.

– Несебели Заривановна, на судебных исполнителях такая огромная нагрузка… А в чем причина?

– Действительно, нагрузка очень большая. За этими делами стояло 270 млрд тенге – это огромная сумма. Из 205 тысяч дел 16000 – алиментные. Количество их резко увеличилось после того, как ввели адресную социальную помощь. Ранее – более 11-12 тысяч в год, никогда не было такого наплыва производств по алиментам. В связи с выплатой АСП их количество увеличилось на пять тысяч. Дело в том, что для получения адресной социальной помощи, которую выделяет государство, нужно было предоставить справку. Существует два ее вида: если есть задолженность и она не оплачивается, но находится на исполнении, или же в исполнении вообще не числится. С этими справками женщины и обращались в соцзащиту для назначения АСП.

– Частные судебные исполнители работают в интересах бюджета?

– Да, конечно. По наполняемости казны мы неплохо поработали. Городская прокуратура даже поощрила десять судебных исполнителей по итогам года. Для меня это, можно сказать, ноу-хау. Впервые за годы моей службы надзорный орган отметил работу судебных исполнителей благодарственными письмами.

– Могли бы вы рассказать о примирительной процедуре на стадии исполнительного производства?

– Это, на наш взгляд, самая серьезная работа, за которую взялись в текущем году. Почему родилась эта идея? Во-первых, это предложение Верховного суда. Он обратился в адрес государственных и негосударственных организаций, общественных объединений, чтобы больше применяли примирительные процедуры, дабы не увеличивать конфликтность в обществе. Политика Верховного суда – не доводить дело до суда. Поэтому, по их мнению, примирительные процедуры должны быть в банковской сфере, в трудовых организациях… И на стадии исполнительного производства тоже. Имеется протокольное решение о создании комиссии при палате частных судебных исполнителей, которая призвана рассматривать жалобы сторон исполнительного производства. Прежде всего жалобы на действия судебных исполнителей.

Необходимость создания такой комиссии вызвана прежде всего тем, что в суды поступает множество жалоб на работу судебных исполнителей. В прошлом году таких исков было более 400. Из них порядка 190 было рассмотрено, причем как с положительным результатом, так и с отказом.

Сами видите, как суд загружен по нашим делам, тем более он должен рассмотреть жалобу в течение 10 дней. Замечу, что из 190 дел было вынесено только 10 частных определений. Это мизер, поэтому комиссия как раз намерена оперативно решать конфликтные моменты между сторонами исполнительного производства. Я сама являюсь председателем этой комиссии. Схема такая – поступает жалоба в суд на действия судебного исполнителя, фемида привлекает нас как третье лицо. Соответственно, жалобы поступают ко мне на электронную почту, я регистрирую, приглашаю стороны, знакомлю с материалами дела и стараюсь примерить их. Если судебный исполнитель допустил нарушение, он устраняет его, и гражданин забирает свою жалобу. Таким образом суд закрывает дело в связи с наличием медиативного соглашения. Самое главное – конфликт исчерпан.

– Все-таки жалоб на действия или бездействия судебных исполнителей много. В связи с чем? Не хватает профессионализма, или тут что-то другое?

– Прежде всего, из-за большой нагрузки. На одного судебного исполнителя приходится порядка 2200-2500 дел. У нас в области всего 96 действующих судебных исполнителей.

– А зачем же тогда он берет эти дела?

– Судебный исполнитель уже давно не сам берет дела. Распределение дел происходит через электронный документооборот – программу «Төрелік». Суд выносит решение. Оно вступает в законную силу, и тут его отправляют в централизованную базу по территориальности. Например, если дело касается должника, который проживает в г. Костанае, Аркалыке, Житикаре, то оно поступает тому судебному исполнителю, который работает в этой местности.

– Неужели судебный исполнитель совсем не выбирает дела?

– Выбор может быть тогда, когда дело касается взысканий в пользу банков. Там заключается прямое соглашение с БВУ или какой-нибудь другой организацией, которая занимается банковской деятельностью. Но они проходят жесткую аккредитацию. В Республиканской палате имеется рейтинг судебных исполнителей, поэтому любая организация может выбрать судебного исполнителя и с ним заключить договор, который прямо из суда заберет исполнительное производство. Но это не касается алиментов, взысканий в госдоход, административных штрафов, уголовных штрафов по приговорам… Все они распределяются автоматически.

– Давайте возьмем другую сторону вашей деятельности – насколько защищен или не защищен судебный исполнитель?

– Во-первых, у судебного исполнителя, кроме служебной формы и жетона, ничего нет. Оружие не разрешается: ни дубинка, ни пистолет.

По большому счету, не защищен даже участковый инспектор, который может быть приглашен на исполнение. У нас немало случаев, когда судебный исполнитель сам становится потерпевшим. Помню, как меня закрыли в сторожке вместе с собакой… Мне нужно было вручить уведомление о восстановлении человека на работу. Мне говорят: «Сейчас мы позовем директора, вы сюда зайдите, подождите». Меня закрывают и уходят, оставляя в каморке вместе с собакой. Или другой случай. Глухонемой бросил в меня топор. Благо помощник успел меня отодвинуть, топор пролетел мимо головы. Пришлось вызывать опергруппу. А то, что перед носом закрывают дверь, – это сплошь и рядом. И собак спускают… Угоняют машину из-под носа, которую должны были забрать на эвакуаторе.

– И все-таки взыскатель ждет помощи и исполнения решения суда…

– Конечно. От действий судебного исполнителя многое зависит. Государственный судебный исполнитель, который стал частным, более-менее знает тактику, как подойти, как объяснить, как спросить… все зависит от характера диалога. Я всем судебным исполнителям рекомендую – не надо кричать, провоцировать, ругаться, нужно спокойно разговаривать с людьми.

У нас есть рецидивисты, которые по 10-15 лет проходят должниками. Они лучше нас знают исполнительное производство, все законы, касающиеся исполнительного производства. Возьмем Арыстана Жумагалиева. Складывается ощущение, что он уже не может жить без нас, как будто специально лезет в долговую кабалу. Иногда кажется, что эти люди работают должниками.

– По каким категориям дел больше всего долгов?

– По алиментам. В целом долг, который нужно взыскать, оценивается примерно в 400 млн тенге. Из 16 тысяч дел 2700 в прошлом году закрыли. Есть такие, по которым удалось договориться, или же дети достигли совершеннолетия.

Сегодня многие взыскатели просят, чтобы мы поговорили с ее мужем, чтобы тот отказался от ребенка, а женщина в свою очередь готова отказаться от алиментов. С чем это связано? Многие ежегодно выезжают за пределы Казахстана, разрешение на вывоз ребенка бывшими мужьями дается на три года. Очередная просьба нередко заканчивается угрозами и ссорами.

– У нас есть государственные судебные исполнители?

– Немного, каждый квартал идет сокращение. Они занимаются конфискацией имущества, взысканием с госучреждений. Административные и уголовные штрафы свыше 10000 МРП – все это на контроле государственного исполнителя.

– Какой процент берет за исполнение судебный исполнитель? Для многих людей это является сюрпризом, мол, заплатил долг, а тут, оказывается, еще одна сумма…

– У нас плавающий режим – от 3 до 25%. Чем выше сумма, тем ниже процент. Есть постановление правительства, которым утверждены тарифы для судебных исполнителей, по нему и работаем.

– Мне часто звонят из колонии, говорят, что готовы возместить свои иски, но не знают куда. Как быть в таких случаях?

– Судебные исполнители начали работать с уголовными штрафами и имущественными взысканиями с 2015-2016 года, поэтому дела, которые поступали после 2016 года, у нас есть, по ним мы работаем. Проблема с делами, которые заводились в 2010-2011 годы. Тогда была реформа, и дела передавали из администраторов судов в юстицию, то есть до нас они не дошли. Таких дел около 180. Будем искать пути выхода из этой ситуации.

Александра СЕРГАЗИНОВА
Фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77