Костанай и костанайцы Наш Костанай

Олег Смирнов: «Если волнуешься, значит, еще живой»

Один из ведущих актеров Костанайского областного русского драмтеатра о начале сезона, современном зрителе и том, чем он способен пожертвовать ради искусства

Утро субботы. Я с искренним интересом, бОльшим, чем желание посмотреть сны под теплым одеялом, еду на встречу. Это интервью с человеком, который, вместо того, чтобы посвятить выходные себе, без остатка дарит их горожанам. И так на протяжении 33-х лет.

ЭКСПОЗИЦИЯ

С Олегом Смирновым, артистом высшей категории, разговариваем перед репетицией (после нее будет еще одна и вечером вдобавок два спектакля). Гримерка всего в нескольких метрах от сцены, атмосферу здесь создает запах кофе (актер его очень любит!) и кресло-качалка, куда меня приглашают сесть.

ЗАВЯЗКА

– Актерство – это ваша детская мечта?

–Честно, никогда не мечтал и даже не думал, что буду актером. Начинал, как и большинство, с самодеятельности с агитбригады в училище КСК. Я тогда учился на помощника мастера ткацкого производства.

Страна потеряла великого ткача?

– Ну, в 90-е годы все позакрывалось. А был мощнейший комбинат, в Союзе их, таких крупных, вроде всего три работало. Сам я из России, родители переехали из Ивановской области, как раз, когда КСК только строился.

Родители или друзья не говорили: «Куда ты идешь? Ты же в театре не заработаешь?»

– Это сейчас многие так думают, а раньше к актерской профессии было другое отношение. И кроме денег, были и другие ценности.

– Кто помогал делать первые шаги на сцене, о ком до сих пор вспоминаете с теплотой?

– Александр Александрович Лиопа – актер и долгое время режиссер нашего театра, когда-то руководил агитбригадой и театром в ДК текстильщиков. Именно он привил мне любовь к театральному искусству.

– Вы столько лет в профессии, до сих волнуетесь?

– Обязательно! Если волнуешься, значит, ты еще живой.

РАЗВИТИЕ СОБЫТИЯ

Ваш 33-й сезон начался с главных ролей: «В ожидании сердца», «Свободная пара». Расскажите об этих спектаклях, о ваших образах. Они близки вам?

– Абсолютно не близки. Но надо было вжиться именно в эти роли, влезть в шкуру этих персонажей. А если говорить о спектаклях, они ведь как дети рождаются и бывают недоношенными. Так вот «В ожидании сердца» – переношенный, мы ставили его почти три года. В конце концов, надоедает, да когда же, когда разродимся?! Этот спектакль он… более простой что ли, сериальный – я его так называю. Такие постановки понятны, и зрители уже примерно знают, чем все закончится.

Второй, «Свободная пара», хоть и с пометкой 18+ , но там, в принципе, нет какой-то пошлости. Это история о возрастной итальянской паре, и она немного трудна для понимания молодых. Ведь чтобы осмыслить такие взаимоотношения, надо пожить, погрузиться в быт. И такие ситуации могут быть в каждой семье: ругаются, ссорятся, любят, ненавидят. Как я к этому отношусь? Да, в общем-то, нормально.

Для нас сложность была в том, что спектакль на двоих, и в таких случаях непросто держать зал. Связь с ним можно потерять очень быстро, и если упустишь – зритель начнет скучать, отвлекаться… Но я хочу сказать большой спасибо Юлии Кудряшовой – она прекрасная партнерша!

Спектакль интерактивный, и это первый опыт для театра, когда мы идем на диалог со зрителем. И ведь зал может быть совершенно разный, и настроение его чувствуется еще за кулисами. Может быть понасыщеннее, посмелее, готовым к общению. Или, наоборот, робковатым, стеснительным – но в этом случае, значит, мы что-то не докрутили.

– В «Свободной паре» очень много диалогов. Долго учили текст?

– Было такое (улыбается). В спектакле есть сцена, когда герой как будто забывает текст. В один момент я его действительно забыл… Но материал позволяет делать отклонения. Этот спектакль еще в процессе, он еще рождается, нарабатывается со зрителем и, возможно, через месяц, будет немного (или много) другим.

КУЛЬМИНАЦИЯ

Вы затронули тему зрителя. Если сравнивать его нынешнего и 30-летней давности, есть ли разница? Вы же со сцены все видите, видите эти глаза…

–Я помню, когда женщины перед спектаклем переобувались, надевали туфли. На улице 30 градусов мороза, а они в красивых платьях, с прическами. Раньше театр был местом, где можно себя показать, была своя традиция походов в театр! В буфете обязательно брали кофе, бутербродик или коньячок. Время было другим, сам ритм жизни.

Сегодняшний зритель хороший, благодарный. Сейчас же много таких развлекательных моментов: мероприятия, кинотеатры, социальные сети. Но я вижу, что все-таки люди скучают по чему-то живому. Думаю, что театр… он, правда, вечен. Разговаривал недавно с администратором, и она так с воодушевлением: «Представляете, у нас до Нового года все билеты раскуплены!» Такого давно не было…

– Скажите, вы сапожник с сапогами? Есть ли у вас время и желание посещать другие театры, смотреть другие спектакли?

–Желание есть, возможности нет (улыбается). Если даже к нам кто-то приезжает, в основном, антреприза, это больше для заработка. Не говорю, что все, но в целом – халтура, на мой взгляд.

– И все же, есть ли такая постановка, от которой вы, как зритель, остались в восторге?

– Высшее актерское образование я получил в Магнитогорске.Город небольшой, наверное, такой же, как наш, но там довольно мощный театр. «Гроза» золотомасочная – она меня просто потрясла! Там так много массовых сцен, смотрел и просто не понимал, как можно так взаимодействовать. Какой ансамбль! Это огромная режиссерская работа – сделать так, чтобы массовка была не фоном, не частью декорации, а полноценным участником спектакля. Это дорогого стоит.

РАЗВЯЗКА

– Судя по афише, в этом месяце вы не заняты только в «Доме Бернарды Альбы». Как справляетесь с такой нагрузкой?

– Это особенности профессии, когда надо уметь обнуляться, скидывать… Не всегда получается. Ставим сейчас Чехова, и буквально вчера я отказался от роли. Как вам объяснить: то ли усталость сказывается, то ли большая занятость, но физически нет возможности погрузиться в работу. Это такой, в общем-то, сложный выбор. Может кто-то скажет – слабость, а другой, наоборот, – сила. Для меня, в первую очередь, важен сам спектакль: если я выпаду из него, не будет ансамбля, не будет спектакля. Я лучше пожертвую. Пусть кто-то другой сделает эту работу качественно – на благо театра, зрителя.

– Смирнов-актер и Смирнов-человек – вы их как-то разделяете?

–Унас такая профессия, что, даже если ты не на работе, а едешь в автобусе, идешь пешком, стоишь в очереди в магазине – у тебя постоянно в голове крутится какая-то сцена. Эти мысли не выкинешь из головы, процесс происходит постоянно.

В загруженные дни стараюсь выспаться – это лучший вариант. А так, кота под бок (зовут Костя –прим.ред.), включаю какой-нибудь фильм или смотрю каких-нибудь «Уральских пельменей». И отвлекаюсь.

Вообще же, стараюсь так разделять: год работаю, а в отпуске обязательно куда-то уезжаю. И в не в Турцию, а в малонаселенные места, на природу. Велосипедами вот увлекся…

ФИНАЛ

Еще один вопрос, заключительный, я не вынесла в основное интервью. Уже в конце разговора кто-то дернул спросить о роли мечты. «Та, что еще впереди» философски улыбнулся Олег на услышанное в 51-й или даже в 62-й раз. Пусть таких ролей в карьере Смирнова будет еще много, но при этом не придется делать сложный выбор. Мастер, до встречи в зрительном зале!

Елена НОВАК

Фото Ларисы БОЖКО, из архива “НК” и актера

ЦИТАТА ОТ ГЕРОЯ:

«Отказаться от роли из-за усталости, занятости, от невозможности погрузиться в работу – это такой, в общем-то, сложный выбор. Может кто-то скажет – слабость, а другой, наоборот, – сила. Для меня, в первую очередь, важен сам спектакль: если я выпаду из него, не будет ансамбля, не будет спектакля. Я лучше пожертвую. Пусть кто-то другой сделает эту работу качественно – на благо театра, зрителя»

 

 

 

 

 


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77