Костанай Спортивный Наш Костанай

Полковник полиции в отставке Юрий Щур – о юности, службе и работе тренером по рукопашному бою

Герой нашей рубрики личность довольно известная не только в Костанайской области, но и за ее пределами. Пожалуй, именно с ним напрямую связана современная история смешанных единоборств областного центра. Юрий Васильевич один из первых, кто начал обу­чать гражданских лиц приемам, которые ранее практиковались только в силовых структурах.

С нашим собеседником я встретился в зале единоборств по ул. Арыстанбекова, 1. Спускаясь в подвал, где проходят тренировки, слышу, как эхом доносятся звуки хлестких ударов и строгие команды: «Работаем! Команды стоп не было!» «Не стоим! Двигаемся!». Увиденное в зале прибавило атмосферы: юные спортсмены активно отрабатывали ударную технику о спортивные снаряды, а  мастер ходил неспешно, внимательно вглядываясь в работу каждого подопечного.

– Юрий Васильевич, мы знаем, что вы родом из ныне Туркестанской области, там прошли ваши юность и детство. С чего началось ваше увлечение единоборствами? Кто оказал на вас влияние?

– В годы моего юношества были очень популярны такие мастера карате, как Брюс Ли и Чак Норрис, многие ребята хотели быть похожими на них. Сейчас это звучит невероятно, но во времена СССР карате было запрещено. Несмотря на все, находились энтузиасты, которые пытались познавать основу карате и обучать единоборству желающих, хотя за это грозила уголовная ответственность. В одном из редких подпольных залов непродолжительное время занимался и я. Огромное влияние на меня также оказывали старшие братья, которые регулярно занимались спортом.

– Как вы познакомились с рукопашным боем?

– После службы в армии я поступил Ташкентскую школу милиции, где на кафедре боевой и физической подготовки преподавался рукопашный бой. Хочу отметить, что этому единоборству обучали только в правоохранительной системе, в Вооруженных силах и КГБ. Гражданским лицам рукопашный бой был недоступен. После окончания школы милиции в 1989 году я был направлен работать в управление уголовного розыска Костанайской области, где продолжил тренировки.

– Известно, что у оперуполномоченных очень много работы. Учитывая, что в начале 90-х преступность процветала, дел было еще больше. Как вам удавалось совмещать спорт и работу?

– Это было нелегко, но я старался успевать везде. К примеру, если кто-то после работы шел в магазин или кафе (показывает пальцем на шею… – прим. ред.), я торопился в зал. Хотя когда сегодня говоришь об этом молодым сотрудникам, они очень удивляются. Не верят, что я стал чемпионом Казахстана и мастером спорта, будучи оперуполномоченным уголовного розыска. Сейчас для них это выглядит нереальным. Спорт у многих далеко не на первом плане.

– После того как вы стали победителем первого чемпионата РК 1992 года по рукопашному бою, вы повесили перчатки на гвоздь?

– Нет, я также продолжал выступать на различных соревнованиях, совмещая параллельно рукопашный бой с гиревым спортом. В «Динамо» меня поддерживали, я был ценен как спортсмен.

– Наверняка для полиции большой плюс, когда сотрудники занимаются спортом.

– Это не совсем так, как может показаться со стороны. «Динамо» это было нужно для галочки… А мое руководство это абсолютно не интересовало. Мой коллега Жомарт Ахметов и я стали первыми, кто в Костанайской области выполнили норматив мастера спорта по рукопашному бою, но никому до этого не было дела.

– В 1996 году в одном из залов «Динамо» вы открыли первую секцию рукопашного боя для гражданских. Вспомните, как это было.

– Эту идею мне предложил тогдашний председатель общества  Иван Рудской. Он заметил, что я много времени провожу на тренировках и посоветовал открыть платную группу. К тому времени я уже перевелся с должности оперуполномоченного в технический отдел, где у меня было немного больше личного времени. Тогда все вокруг переходило на коммерческие отношения. Признаюсь, для меня данное обстоятельство было непривычным и диким, но закону это не противоречило. Сотрудник милиции мог совмещать свою работу с педагогической деятельностью. Секция быстро набрала популярность.

– Среди большинства костанайцев вы известны как тренер рукопашного боя из школы милиции (ныне костанайская академия МВД РК им. Ш. Кабылбаева – прим. ред.). В каком году вы начали свою деятельность в этом учреждении?

– Да, основная часть моей тренерской карьеры сложилась именно там. Я трудоустроился преподавателем на кафедру боевой и физической подготовки в 1997 году. В тот же период была основана областная федерация рукопашного боя.

– В чем заключалась ваша основная задача?

– По плану были различные упражнения, а также теоретические занятия. Основная часть учебного процесса связана с боевым разделом – обучению приемам защиты от холодного и огнестрельного оружия, навыкам задержания, технике досмотра. Помимо этого в нагрузку входили тренировки в секции рукопашного боя, куда курсанты приходили по желанию. Те, кто добросовестно ходил на занятия, после обучения были востребованы среди спецподразделений, а также хорошо себя проявляли по службе в уголовном розыске.

– Вы уже пятый год на пенсии, как проходит заслуженный отдых?

– Прекрасно! У меня много свободного времени, которым я распоряжаюсь в свое удовольствие. Мы с товарищами создали областной Союз единоборств, несколько лет назад был основан спортивный клуб «Жас Улан» где проходят занятия по рукопашному бою и Nomad MMA.

 – Кстати об ММА. Насколько мне известно, вы один из первых, кто организовал в Костанае турнир по смешанным единоборствам. Когда это точно было? И как это встретили горожане?

– Если не ошибаюсь, в 1996 году. Знаю, что в городе это мероприятие вызвало большой аншлаг. Для того времени это было большой экзотикой. Желающих выступать оказалось немного. В те годы были в основном либо борцы, либо боксеры. Универсальных бойцов – единицы. В то время турниры назывались боями без правил, и правила существенно отличались от современных.

– Есть разница между ребятами, которые тренировались у вас лет 20-25 назад, и нынешними учениками?

– Разница большая, причем в нехорошую сторону. Если раньше  из 30 человек в секции редко попадался один с лишним весом, то сегодня у большинства склонность к полноте и слабое зрение. Тревожная тенденция. Но не это главная проблема. Суть в том, что в прошлом я работал только с отцами учеников, а сегодня практически все вопросы решают мамы. Я считаю, что это корень бед. Мама сама знает, что надо сыну в зале, как его лучше тренировать, готов он к соревнованиям или нет, можно вставать утром на пробежку или нельзя. С отцами все проще.

– Как это отражается на психологии юных спортсменов?

– У детей мягкая психика, они не знают для чего это и почему. Единоборства – это не шахматы, здесь сложно не только эмоционально, но и физически. Бывает, дети, в которых сразу виден талант и  бойцовский характер, бросают спорт, едва начав заниматься. Во многом это связано с влиянием родителей, которые вместо мотивации, сами того не замечая, отлучают детей от спорта. Сколько таких случаев на моей памяти! Растет потерянное поколение.

– В свои 55 лет вы находитесь в превосходной форме. Тренируетесь каждый день?

– Да, практически. Ежедневно в 8 утра я выхожу на пробежку, ко мне присоединяются ученики и все желающие. Бегаем по набережной в КЖБИ. После кросса обязательно делаю 30-40 отжиманий от пола и на брусьях, подтягиваюсь на турнике.

– Это впечатляет! Для вашего возраста отличные показатели!

– Хотелось бы добавить, что более 15 лет назад меня поразило ревматическое заболевание.  Было просто подвигом добраться из одной комнаты в другую. Я болел несколько лет, и во многом на мое выздоровление повлияло занятие спортом. В определенный момент я понял, что лечение одними только таблетками – это путь в никуда. Мне была рекомендована щадящая гимнастика, но со временем я самостоятельно также начал бегать и заниматься на тренажерах. Спорт – великая сила, которая побеждает любой недуг, но все надо делать с умом и правильным настроем.

– У вас четверо детей, они пошли по вашим стопам?

– Ни один (иронично улыбается). Старший сын стал дизайнером, работает учителем. Две дочери замужем, занимаются воспитанием детей. Младший сын увлекается компьютерными программами.

– Насколько я знаю, вы тоже любите рисовать, и очевидно ваши творческие гены передались старшему сыну. Что в основном вы рисуете?

– Характерно то, что я русский, и мне больше всего нравится рисовать на казахскую тематику. Изображаю на холстах нашу природу, юрты, людей в национальных одеждах, степи, горы, охоту, скачки, кокпар. В целом очень люблю среднеазиатские сюжеты.

– Картины продаете или оставляете у себя?

– Большую часть своих работ я подарил друзьям, родным, коллегам.

– Коротко о планах.

– Жить, несмотря ни на что! Я счастлив, занимаюсь любимым делом, которое продолжу дальше. Главное в моей жизни – семья и спорт.

– Спасибо большое за искреннюю беседу!

Асхат НУРТАЗИН,

фото Ларисы БОЖКО

 


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77