Наш Костанай

Улей проблем медового бизнеса

Пчеловоды страдают из-за нехватки пасек и химобработки полей

В Костанайской области пчеловодческий сезон уже в разгаре. И вновь пасечники, количество которых с каждым годом стремительно сокращается, столкнулись с проблемами. Пчелопакеты подорожали в два раза, медоносная база сократилась – практически нет разнотравья, мало гречихи, а поля постоянно подвергаются химобработке. При этом цены на мед почти не растут.

Энтузиасты-пчеловоды готовы вкладывать свои силы и средства, чтобы вывести бизнес из кризиса. Они два года назад открыли областной филиал Национального Союза пчеловодов «Бал-Ара». Взяли в аренду землю в Карабалыкском районе и технику, закупили элитные семена и хороший сорт гречихи, чтобы создать собственные пасеки. Но говорят, что в таком деле очень нужна поддержка государства в виде субсидий. Иначе Костанайский регион постепенно лишится местного меда.

Привлечь внимание к проблеме

Прогнозы развития пчеловодства не утешительны во всем мире. За 30 лет на земле исчезло 25% видов диких пчел. И сегодня к этой проблеме ученые пытаются привлечь внимание всех стран. В 2017 году Генассамблея ООН утвердила специальную дату – Всемирный день пчел, который теперь отмечают 20 мая. В поддержку этого вопроса Анджелина Джоли приняла участие в фотосессии с роем насекомых. Эксперты и пчеловоды не на шутку озабочены. Они утверждают, что от пчел зависит биологическое разнообразие планеты и нельзя допустить их сокращения.

Пасечники Костанайской области тоже ощутили мировую тенденцию. Кормовая база региона беднеет и скуднеет с каждым годом.

– У нас в регионе разнотравье совсем вывелось, – рассказывает пчеловод из Мендыкаринского района с 20-летним стажем Анатолий Баганов. – В мае стояла небывалая жара, и донник свернулся, его крестьяне уже косят на сено. А подсолнечник еще не цветет. 15-20 июня надо начинать первую качку, а пасеки разместить негде. Каждый день сажусь в машину и объезжаю территории в поисках травянистых полей. Если нахожу, то ночью перевожу туда пчел. Очень бы хотелось, чтобы с нами сотрудничали крестьянские хозяйства. У нас в районе все поля с донником скосили. А могли бы половину убрать, а часть оставить, чтобы нам было, где пасеки поставить, пока не зацветут масличные. Также мы просили их посеять гречиху. Но нет, крестьяне сами себе хозяева и сотрудничать не хотят. Бывает, даже стоишь с пасекой на поле, приезжают работники и говорят, что в ночь начинают протравку, а нам же нужно время, чтобы собраться и вывести ульи на безопасное расстояние. Пчеловоды рассказывали, что раньше председатели колхозов сами приезжали к тем, кто занимается пчелами и просили их поставить пасеки на полях. Они понимали, что урожай будет выше. Жаль, что я тех времен не захватил.

Анатолий Баганов 20 лет занимается пчеловодством. Несколько лет назад содержал 60 пчелиных семей, прошел курсы «Бизнес Бастау» и на государственный грант купил платформу. Взял землю в аренду и построил омшаник – подземную постройку, в которую на зиму помещаются ульи. Но энтузиазм пчеловода начал угасать.

– Тяжело и затратно сейчас держать большое количество пчел, – говорит предприниматель. – У меня осталось 30 пчелиных семей. Посчитайте сами: в этом году одна пчелиная семья стоит 20-25 тыс. тенге, а в прошлом году мы покупали по 12-13 тыс. тенге. Кормовой базы мало, древесина для обновления ульев дорогая. А цена на мед за последние годы почти не поднялась. В этом году я продавал свой продукт по 2 000 тенге за литр. И то люди говорят, что дорого. При этом на костанайских прилавках мед стоит 3000-3500 тенге за литр. Вот и у меня другого выхода нет, новую качку планирую продавать по 2500 тенге за литр.

Нужна помощь государства

В пчеловодстве сейчас остаются только фанаты своего дела, которые хотят вывести отрасль на новый уровень. На весь костанайский регион всего два-три предпринимателя, которые держат по 100 и более пчелиных семей, у остальных – не больше 50. Об огромной прибыли уже речь не идет. 15-16 лет назад пчеловоды считались богатыми людьми. И до сих пор бытует мнение, что это легкий бизнес – качай мед и продавай. Но это далеко не так. Отрасль переживает кризис, и любители своего дела пытаются предпринять все возможное для ее спасения. В 2019 году даже открыли областной филиал Национального Союза пчеловодов Казахстана «Бал-Ара». Сейчас в него входят 30 пчеловодов.

– Наша самая большая проблема – сокращение кормовой базы, – отмечает НСПК «Бал-Ара» по Костанайской области Сергей Петров. – Мы очень бы хотели, чтобы крестьяне сеяли больше гречихи. Но земледельцы сотрудничают неохотно. В результате я и еще несколько предпринимателей решили, что сами будем сеять и выращивать разнотравье и гречиху, чтобы уйти с крестьянских полей. В Карасуском районе, в Михайловском заказнике взяли в аренду 260 га земли и технику. Закупили элитные семена и одну тонну хороших семян гречихи. Уже засеяли 40 га разнотравьем. И на 30 га планируем посеять гречиху. Собственные посевные площади позволят решить сразу несколько проблем. Повысить разнообразие медоносов и увеличить кормовое биоразнообразие для диких опылителей, ведь для них это тоже питание.

Это отличное решение для пчеловодов, но засеять поля элитными травами могут не все предприниматели, так как это сильно ударит по их карманам.

– Мы на 400 тыс. тенге закупили семена гречихи, 190 тыс. тенге отдали за доставку, 40 тыс. тенге заплатили НДС. А еще сюда надо прибавить аренду земли и техники, – поясняет Сергей Петров. – К тому же нам отказали в субсидиях. Хотя мы закупили элитные семена, и государство должно возместить нам 70-75% от стоимости. Но нам сказали, что мы не семеноводческое хозяйство и у нас нет собственных земель. А мы на всеобщее благо работаем – разнотравье повысим, элитные семена произведем. И продажей меда не покрыть все расходы, поэтому без поддержки государства не обойтись.

Предприниматель отметил, что в прошлом году, когда началась пандемия, продажи меда резко упали. Это не социально значимый продукт, без которого люди не могут прожить, поэтому запасов меда никто не делал.

– Мы в прошлом апреле продали свой товар на 10 тыс. тенге, а в мае – на 25 тыс. тенге. Люди просто его не покупали, – рассказывает пчеловод. – За последние семь лет мед подорожал всего на 1000 тенге за килограмм. Дороже 3000 тенге этот продукт сейчас не продашь. Но даже такая цена не рентабельна для нас. Все подорожало в несколько раз, даже тара стоила 50-60 тенге за литровое ведро, а теперь – 100 тенге. На этикетку надо заложить 30 тенге. Сюда же стоит включить топливо, так как на пасеку надо ездить и регулярно перевозить ульи на новые места. Но на мед мы не можем постоянно повышать цену, его не будут брать. Поэтому мы стараемся производить сопутствующие медовые товары, чтобы удержаться на плаву.

К тому же пчеловоды озабочены и тем, что местный мед выталкивает с рынка импортная продукция с низкой ценой. В карантинное время не все покупатели бьются за качество, выбирают более доступный продукт. И пчеловоды вынуждены подстраиваться под рынок и уступать в цене.

Небольшие подвижки

Государство все же не совсем отвернулось от медового бизнеса. В этом году впервые организованы курсы для пчеловодов. А еще начата диверсификация земель. Посевные площади зерновых культур сократились на 120-150 тыс. га, а площади под масличные, кормовые и бобовые культуры увеличились. Больше посеяли гречихи и рапса. Только у пчеловодов есть пожелания, чтобы аграрии использовали не самоопыляющиеся семена, а элитные медоносные.

К тому же в мире ученые и эксперты тоже выдвигают идеи, чтобы остановить вымирание насекомых. Так, например, предлагают ввести запрет на химобработку полей, что совсем не поддерживают аграрии. Еще один вариант – отказаться от монокультур в пользу разнообразных посадок, которые будут привлекать насекомых. Но все это пока на уровне обсуждений. И чтобы найти правильное решение, необходимо участие всех заинтересованных сторон – государства, пчеловодов, аграриев и ученых.

Ольга ГОРАЙ

Фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77