COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

105145

Выздоровевших

109623

Зарегистрированных случаев

3552

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

1768

Летальных случаев

Наш Костанай

Валерий Полешко: «Нельзя из жизни ничего вычитать»

Бытует мнение, что каждый поступок человека – это отражение его личности

Так вот, известный всему Костанаю Валерий Полешко убежден, что человек не должен жалеть о своих поступках. Даже о плохих. По крайней мере, они его чему-то учат.

Большую часть своей профессиональной деятельности он посвятил работе в государственных органах, а теперь возглавляет одну из крупных строительных компаний города. О том, какова сегодня тенденция развития отрасли, что лучше и как строить, о личном, о жизни и ее смысле Валерий Полешко рассказал в эксклюзивном интервью «НК».

– Валерий Афанасьевич, как оцениваете развитие стройиндустрии в Костанайской области?

– За последние три года произошел большой прорыв. Если говорить об объемах строительства, я бы сопоставил нынешние времена с 80-ми годами. Хотя это, может, не совсем корректно, поскольку тогда строилась вся область – райцентры, отделения, заводы и сельское хозяйство, что сейчас уже, конечно, в меньшем объеме строится, но если взять именно жилищную сферу, то в этом плане производство выросло в разы.

– Как за эти годы поменялась сфера строительства?

– Конкретно на стройке ничего поменяться не может. Может измениться технология, то есть произойти усовершенствование оборудования, инструментов, но сам процесс строительства – котлован, фундамент, стены, крыша – никогда не поменяется.

Но в чем плюс сегодняшнего времени? В том, что появились новые технологии, благодаря которым мы можем меньшими затратами выпускать те же самые материалы. Ну, понятно, что процедуру изготовления кирпича не поменять, но появилось очень много новых или восстановленных старых материалов – это пенобетон или неопор-бетон, легкие блоки. То есть сейчас мы смотрим – бах, и за неделю уже дом вырос.

Раньше плиты приходилось пропаривать, тратить пар, газ, энергию… Сейчас те же самые плиты по тем же самым нормативам, но их производство стало менее энергозатратным.

Еще одно изменение, на котором хочется сделать акцент, – в современном Казахстане перестали применять опыт Советского Союза. Речь идет о цели обогнать и перегнать Америку. Вот вам пример – в 80-е годы построили Орджоникидзевский хлебозавод мощностью 120 тонн выпуска хлеба в смену. Зачем? Сегодня в Денисовском районе осталась всего треть поселков. То есть в свое время создав этот гигантский проект, не думая об его эффективности в дальнейшем, была потрачена куча денег.

Вот эти политические моменты нас сейчас не интересуют. Сегодня мы настроены на результат.

– Какие дома можете назвать долговечными?

– Кирпич и монолит – самое дорогое производство, но и самое надежное. То есть ремонтопригодное. Жить в стеклянном небоскребе и кирпичном особняке – две большие разницы, как говорят в Одессе. Потому что кирпич – это надежный и долговечный материал.

Далеко ходить не будем. Возьмем Костанай. Все наши купеческие дома стоят до сих пор. А им, извините, уже по 150 лет. Все из красного кирпича. Его только каждые 150 лет потереть, отмыть грязь и все, можно жить дальше.

Что касается отделочных материалов, в нашем климате большинство из них проигрывают тому же кирпичу. Какой бы влагостойкий гипсокартон ни был, какая бы там ни была штукатурка на любом цементе, с добавками, с мраморной крошкой, максимум семь лет она продержится и упадет. Потому что весной и осенью утром и вечером стены промерзают, днем оттаивают, и эти перепады температуры влияют на сохранность материала. Возьмите русский или казахский драмтеатр – сделали красиво, но через год-два на них уже снова нужно тратиться. То же самое с сайдингом, панелями и т.д. То есть и в плане отделки кирпич или другой отделочный камень – самый оптимальный вариант.

– В последние годы много говорят об архитектурном облике города. Как считаете, он у нас соблюдается?

– В новых микрорайонах да. Возьмите тот же «Юбилейный» или «Алтын Арман». Даже «Аэропорт», где по одной стороне дома из кирпича, а по другой – из панелей. Но если взять центр города, то он уже несмотрибелен в этом плане – пять домов кирпичных, два из шлакоблока, один обтянут алюкобондом, другой из керамогранита… Так не должно быть. Нет единого архитектурного стиля, даже нельзя выделить какой-то один район.

Центральная зона проигрывает еще и потому, что здесь очень мало места, некуда расширяться. Да еще и у нас очень много очередников на земельные участки. Я бы в областных центрах вообще убрал эту очередность. Причина проста – если человек хочет жить на земле, он должен платить так, как платит целый подъезд в многоэтажном доме, потому что он занимает ровно столько. Земля в городе должна быть дороже. Хочешь жить на земле? Пожалуйста – город Тобыл, поселок Шеминовка, поселок Садовый – вот тебе дом, вот тебе гараж, вот тебе участок. И при этом никаких школ, детских садов и магазинов в шаговой доступности. Должны соблюдаться нормативы.

В этом отношении могу привести идеальный пример – город Лисаковск. Вся промышленность за городом, внутри микрорайонов ничего не дымит, нет никаких вредных выбросов. Коттеджный поселок за городом, дачи еще дальше и все рядом, основные гаражные кооперативы тоже за городом. То есть генплан этого города был изначально грамотно разработан.

А в Костанае что получается? Одно кладбище в центре города, второе… А потом мы говорим, что у нас нет уважительного отношения к предкам. Так откуда ему взяться-то?

– Так может, давно пора центр города застроить многоэтажками по типу микрорайона «Жана кала»?

– Мысль снести весь частный сектор была давно. Согласно генплану города, который был разработан еще при Советском Союзе, в центре от лога до лога частного сектора вообще не должно быть. И он выкупался. Начиная с 70-х годов, жителям домов по ул. Тәуелсіздік приходили извещения о том, чтобы они не садили деревья, не делали ремонты, потому что при сносе им ничего не компенсируют. Но здание, называемое в народе «книжкой», стало последним, докуда дошли.

Одно время говорили о двухэтажках по ул. Мауленова, Бородина, на месте которых можно возводить пяти- или девятиэтажный дом. И существующих коммуникаций вполне достаточно. Потому что сейчас расход совсем другой, везде счетчики стоят. Люди перестали брать столько, сколько в нормативах, а по счетчику ты норматив никогда не выберешь. Сейчас же вы не заходите в дом и свет везде не включаете. Оно на это и рассчитано.

Но первую скрипку в этом деле должно играть государство. Согласно генеральному плану, должны быть сносы, затем нужно выставить землю на аукцион, предоставив ее частнику, сказав: «Ребята, вот вам пятна, вот это школа, вот это детский сад, это музей, стройте».

– Вы много лет посвятили работе в госорганах, а сейчас руководите частной компанией. Насколько сложно менять ориентиры в жизни?

– Когда человек настроен на работу, нет никаких проблем. Психологические моменты, конечно же, есть, потому что меняется само взаимоотношение, круг людей, с которым ты работал, и интенсивность работы. Да, где-то тяжело, но не страшно. Тяжело в плане большого объема, и мне, например, неприятно, когда я что-то где-то не успеваю сделать и кого-то подвожу.

А приятно, когда тебя не ругают. Это самая лучшая похвала. Я всегда говорил коммунальщикам и председателям ПКСК – вы населению неинтересны вообще, когда все работает, но когда случаются поломки или свет отключают, вы становитесь героями дня. А пока у вас все ровно и хорошо, вас вообще знать никто не знает и хвалить не собирается.

Я думаю, что мне повезло, потому что я работал в разных организациях, знаком с огромным количеством людей. То есть мне легко с одной стороны, что я коммуникабельный, а с другой – тяжело, потому что многие меня могут оценить по-разному – не ко всем я был добр и не все просьбы населения удовлетворил. Ну, это просто невозможно.

– Вас это задевает?

– Нет. Я очень долго не понимал поговорку – не делай добра, не увидишь зла. Всегда считал, что это глупость. А потом когда раз, два, столкнулся и на сотом разе понял – оказывается вот в чем суть-то.

Вот смотрите – я дал вам три рубля, у вас в редакции 20 человек. Остальные 19 что про меня подумают? Скажут, интересно, ей он дал три рубля, а нам даже по десять копеек не дал, и что он, хороший человек после этого?

Раньше я думал – вот же какое население неблагодарное, а когда осознал смысл этой поговорки, то понял – а как они могут быть благодарны, если ты приходишь в один дом и помогаешь людям справиться с этой бедой, а в соседнем доме проблема осталась. То есть делая в одном месте хорошо, в пяти местах ты делаешь плохо. А человека, который вообще не делает добра, никто не хвалит, но и не ругает.

– Так и каким нужно быть?

– Я буду добрым. Ну, научили меня так, и я не вижу смысла меняться.

– Что считаете главным в жизни?

– Стараться быть лучше. Не только знать больше и этим возвышаться над кем-то. Иногда у людей теряется чувство меры. Когда он умный, ему кажется, что он не только умный, но еще и мудрый, и что его еще и слушать должны. Нет, нужно быть лучше в первую очередь для себя. Это, конечно, принцип максимализма, но кто вам запрещает к этому стремиться?

– Вы бы хотели что-то изменить в жизни?

– Тысячу раз задавал себе этот вопрос и всякий раз ответ был один – нет. Как говорил герой одного известного фильма – если бы у меня было бы три жизни, одну бы я подарил вам, вторую пустил бы на несерьезные дела, а третью прожил бы так, как прожил. Дело в том, что менять – значит вычеркивать. Нельзя ни на чем ставить крест, о чем-то жалеть, потому что так ты отнимаешь свою жизнь. А это неправильно.

Валентина МЕЛЕХОВА
Фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77