Наш Костанай

Динара Шукижанова: «Мечтаю о сыне и доме для родителей!»

Первый вице-президент компании, депутат облмаслихата, дочь, жена и мама…

В этом году исполняется 10 лет, как Динара пришла на «АгромашХолдинг». С тех пор из хрупкой девочки наша героиня доросла до второго лица единственного в своем роде предприятия в стране.

Сегодня каждый день Динары проходит в цейтноте. Но ее этот ритм жизни вполне устраивает. Наша встреча, можно сказать, также проходила на бегу. Не было времени на обдумывание ответов, обрисовывание ситуации в красивом цвете.

– Представьте на миг, что оказались без работы.

– Я работы никакой не боюсь, но есть нелюбимые профессии. По первому образованию я финансист. В то время, когда окончила школу, был бум на «финансы», поэтому родители заставили меня поступить на экономфак. После университета семь месяцев работала бухгалтером. Было скучно, неинтересно. С тех пор точно знаю, куда не пойду, – это в финансисты и бухгалтеры. Все-таки я больше гуманитарий.

– При этом трудитесь на производстве, в технической сфере…

– Я получила второе техническое образование и далее степень MBA. Оно отлично сочетается с моим внутренним гуманитарием, так как я очень много времени провожу с людьми, постоянно веду диалоги, деловые переговоры. Это очень помогает мне в работе. Люблю читать книги. Кстати, я окончила литературный класс. В последнее время отдаю предпочтение книгам, написанным практиками-бизнесменами. Мужчины курят и успокаиваются, а я успокаиваюсь, когда читаю. Концентрируюсь на книге, и приходит правильный ответ на поставленные вопросы.

– Работа с людьми сложная, забирает много энергии. В бухгалтерии ведь намного проще.

– Да, работа с людьми – это очень энергозатратно. Приходишь на работу, как полный сосуд, а уходишь совершенно опустошенной. Первое время сил на домашние дела совсем не оставалось. Но скоро я поняла, что очень важно во всем соблюдать меру, научилась правильно направлять свою энергию, сохранять ее, пытаться на некоторые вещи смотреть более спокойно. Мы женщины, и нами управляют эмоции, что иногда мешает рабочему процессу. Уже несколько месяцев практикую управление своими эмоциями и учусь балансировать ими. Хочется сказать огромное спасибо мужу, который повторял, что работу надо оставлять за порогом, а в дом нужно нести уют и тепло. Кстати, из декрета на работу меня «выгнал» тоже он, видя, что мне скучно и я изнываю от переизбытка энергии. Поэтому, когда дочке исполнилось год и два месяца, я вернулась на завод.

– Государство постоянно оказывает поддержку предприятию в рамках развития машиностроения. И при всем этом, в спросе авто иностранного происхождения.

– Тут я с вами не соглашусь. Сегодня 56 процентов на наших дорогах – авто казахстанского производства. Все известные бренды производятся в Костанае – KIA, Hyundai, Chevrolet, ВАЗ. Правда, Toyota нет в Казахстане. Но KIA и Hyundai составляют хорошую конкуренцию. У меня у самой Peugeot, выпущенный с конвейера нашего завода. Водить умею, но за руль сажусь редко. Считаю, что это непродуктивно, потому что в автомобиле делаю много работы, читаю, подписываю договоры, созваниваюсь с партнерами. Стараюсь использовать каждую свободную минуту с пользой для дела.

– Судя по тому, что вы имеете на сегодня, вы – человек дела, а не слов. Для чего пошли в депутаты?

– Я очень долго думала, надо ли мне это. Видела, какую колоссальную агитационную кампанию провели мои однопартийцы, – кандидаты в местные маслихаты. У меня всего этого было в разы меньше, да и цели стать именно депутатом не было. При этом депутатство для меня – это возможность донести проблемы заводчан до верхов, поднять статус рабочей профессии. Я хочу сделать так, чтобы работать на заводе стало престижно. Помните, раньше было много социальных программ на предприятиях, связанных с жильем, с санаторно-курортным лечением и т.д. Все это нужно создавать и внедрять заново. Хочу, чтобы для рабочих была создана специальная программа по ипотечному жилью, ведь многие нуждаются в жилплощади.

– У нас до сих пор наблюдается дефицит специалистов технического профиля?

– Престиж технической профессии за многие годы был утерян и сегодня все еще не получил своего повсеместного распространения. Молодежь идет в экономисты и юристы, хотя на рынке этих специалистов уже переизбыток. Но отмечу, что есть сдвиги в направлении рабочих профессий, которые сейчас очень востребованы на рынке труда.

В данное время мы работаем над новым проектом – открытие Локализационного центра, куда необходимо набрать более 400 специалистов, прямо сейчас требуется 68. Каждый день говорим об этом на планерках, но нет кадров, сложно найти подходящие кандидатуры на ту или иную позицию. Сказать, что совсем не приходят к нам выпускники тех же колледжей, будет неверно. Они приходят на завод, но абсолютно не хотят работать физически. И это при том, что сегодняшнее производство отличается от прежних заводских цехов. Никто не ходит по локти в мазуте. Новые цеха, новое оборудование, кондиционеры, чистая одежда. Считаю, что созданы все условия. Было бы желание и стремление у молодежи работать.

– Приведите пример, когда ситуация разрешилась благодаря тому, что посмотрели на проблему под другим углом.

– Однажды пришел ко мне руководитель подразделения и говорит: «Надо уволить человека, потому что он вышел в нетрезвом состоянии на смену». А я ведь многих на производстве знаю, так как начинала на заводе менеджером, а потом долго работала с персоналом. Хорошо помню этого мужчину, знаю как хорошего специалиста. Задаюсь вопросом: почему он пришел в нетрезвом состоянии? Приглашаю, разговариваю. Оказалось, у человека горе. Умер отец, он в этом винит себя и не может справиться. Дала ему неделю отпуска и попросила сходить к заводскому психологу. Можно было просто поставить визу на углу заявления и все. Но завод потерял бы специалиста, а общество – человека. А можно ведь дать шанс на исправление… Уволить всегда успеем, главное – разобраться и понять.

– Что в вас вложили родители, какие черты?

– Я больше папина дочь, а сестренка – мамина. Папа очень хотел мальчика, но родилась я (улыбается). Он работал шофером в совхозе и развозил еду в термосах по полям. Всегда напрашивалась к нему и ездила за компанию. В дороге часто ломался автобус, и нам приходилось на пару с ним его ремонтировать. Я подавала ключи, что-то делала еще, после рассуждали с папой, почему произошла та или иная поломка. Так вот и сложилось, что с детства полюбила технику, машины. С папой у нас особая связь, до сих пор звоню ему и советуюсь, если в чем-то сомневаюсь.

Мама – мягкая, нежная, заботливая. Всегда жила больше нашей жизнью, чем своей. Ей важно было нас накормить, обстирать. Сейчас женщины часто говорят – сначала я, потом семья и работа. Моя мама в этом смысле из другого теста. Она была и остается по сегодняшний день надежным тылом в нашей семье.

– Вам часто дарят цветы?

– Да, особенно супруг. И я помню его букет из 101 розы, подаренный мне на 14 февраля. Арман тогда жил в России и специально приехал с цветами на день влюбленных. Познакомились мы с ним у его сестры на свадьбе, а потом долго дружили на расстоянии.

– Каждая девушка помнит момент, когда ей делают предложение.

– Арман сделал мне предложение в Турции. На тот момент мы уже год почти дружили и решили поехать на отдых. Ничего не планировали, тем более речи не было ни о какой помолвке. В тот памятный вечер я ничего не предчувствовала. Всегда удивляюсь девчатам, которые во время предложения обязательно оказываются при полном параде. Так вот, мы просто прогуливались вечером, когда он как бы невзначай протянул мне коробочку с кольцом. Вообще, Арман очень стеснительный, поэтому его предложение получилось как исподтишка. Правда, потом я все-таки заставила его сделать предложение красиво, на камеру и с цветами, как у всех. Я начала ему говорить, мол, что мы скажем нашим детям, когда они спросят, как папа сделал предложение маме? Молча, толкал ей коробочку в руку?! Поэтому в семейном архиве появился классический вариант предложения руки и сердца, который мы и показываем родным и близким (смеется).

– Кто главный в семье?

– На работе я – руководитель, дома – мама и супруга. В семье последнее слово в принятии решений остается за Арманом. Но я всегда стараюсь потихоньку направить его в свою сторону, если что-то идет не так. Все мы женщины такие (смеется).

– Готовите? И какое любимое блюдо?

– Готовить у меня получается полноценно только на выходных. Любимое блюдо – штрудли. Завтракаем дома, обедаем каждый на своей работе. Ужинаем всегда вместе, даже если полуфабрикаты использую. Сейчас мама приехала, помогает с дочкой.

– О чем мечтаете?

– Сына хочу, и мечтаю купить родителям дом. Они живут в Кушмуруне. Дому больше 50 лет, ремонту не подлежит, но они привыкли к нему. А я хочу купить им большой просторный светлый дом. Сами мы живем в квартире, купленной по ипотеке. Еще восемь лет платить…

– По салонам красоты часто ходите?

– К сожалению, нет. Понимаю, что на себя меньше всех оставляю времени, и это мой недостаток. Восторгаюсь женщинами, которые умеют уделять внимание себе. Искренне восхищаюсь теми, кто встает в шесть утра, успевая и гимнастику сделать, и накраситься, и волосы накрутить. Меня лично лень одолевает. Радует, что дочь Айслу мечтает стать парикмахером, ну хоть тогда буду с прической (смеется). А если серьезно, то мечтаю, чтобы она стала хорошим врачом!

Александра СЕРГАЗИНОВА

Фото Нуржана СМАИЛОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77