Наш Костанай Экономика

Есть ли угроза вторичных санкций для Казахстана?

Или о том, что Костанайская область в лидерах по росту цен…

Шагнули в 2023 год. Но вместо обещанного еще 30 лет назад благополучия, люди находятся в состоянии неопределенности и не знают, что готовит завтрашний день.

В воздухе витает ощущение кризиса, тенге так и не встал твердо на ноги, доллар и то шатает, а евро вообще сравнялся с ним. Что происходит? Почему ни у одной валюты нет стабильности? Об этом наш разговор с кандидатом экономических наук, членом Общественного совета Костанайской области от НПК Андреем Ковалем, который с учетом теоретической подготовки имеет собственный взгляд на современную экономику.

– Андрей Петрович, прогнозы Президента и премьер-министра на 2023 год не вдохновляют, а пугают. Что скажете?

– По крайней мере, они прямо заявили, что ситуация сложная и нужно готовиться к разным сценариям ее развития. На внешнем периметре есть опасность – попадание под вторичные санкции, поэтому идет переориентирование. У всего, что происходит, есть свои причины. Одна из них – мировые санкционные войны, меняющие миропорядок, сложившийся за 30 лет, спровоцированные ситуацией в Украине. Наш северный сосед испортил отношения со многими странами мира. По делу или нет, это уже вопрос не экономики, а политики. И пусть политологи дают свои оценки. Любая война – это гибель людей, трагедия, и это всегда проигрыш дипломатов.

Следующий момент – внутренние проблемы. Понятно, что тут принимаются свои решения и главная тема – кадры. Которые, как известно, решают, если не все, то многое. По крайней мере, мы видим, что ряд министров уже поплатились своими креслами. Хорошо, что приходят незасвеченные люди, молодые. Надеюсь, что это движение к коалиционному правительству, где будут представители разных движений и партий.

– Сегодня практически каждый гражданин знает, что такое инфляция. Она есть и будет. Может, люди не могут объяснить ее существование на экономическом языке, но видят на примере повышения цен, тарифов.

– Да, есть вопросы в сфере финансов и один из них – это инфляция. Но у нас чаще говорят только о заимствуемой, экспортируемой инфляции, я с этим не согласен. До 50 процентов пусть будет заимствуемая, но остальные 50 процентов – это наши внутренние проблемы, несбывшиеся ожидания людей, предпринимателей. Курсовые скачки валют часто мало чем объяснимы, евро сравнялось с долларом, потом стало выше доллара и опять немного падает. Цены на продукты повышаются, причем, и когда нефть растет в цене, и когда падает. Говорят, что эти процессы Нацбанк якобы контролирует. Ничего подобного. Макроэкономическое регулирование через базовую ставку Нацбанка не смогло обуздать инфляцию. Повышают ставки по депозитам, стараются этим «сковать» денежную массу и нивелировать инфляцию. Но основная масса людей проблему видит не в низких процентных ставках по депозитам, а в фатальной закредитованности! В марте ожидаются компенсационные выплаты по вкладам в тенге. Растет объем денежной массы, а она на сегодня и так немаленькая. Добавьте сюда пенсионные излишки, которые измеряются триллионами, пузырь жилищных кредитов, не связанный с производственным сектором и производительностью труда…

Кроме того, настораживает система кредитования бизнеса. Главный просчет, на мой взгляд, в том, что государство доверяет делать выбор лучших проектов банкирам. А любой банкир, кредитуя, преследует одну цель – получение прибыли для себя, а не решение государственных проблем. Поэтому банки кредитуют сферу торговли, строительства. Там, через небольшой промежуток времени, можно получить максимальную прибыль. Но мы не видим кредитования сельского хозяйства, инновационных проектов и идей, связанных с производством. Оно и объяснимо, тут есть высокая степень риска.

Еще одно зло нашей финансовой системы – это вливание денег государством в экономику через частные банки. Они преследуют свой интерес, а дальше их мало что волнует. Зачем это делать? Не понимаю. В старом Казахстане было тому объяснение, но зачем это новому Казахстану? Может поставить вопрос возврата тех денег? Они бы пошли на кредитование простых людей под минимальные проценты. Есть разговоры о создании профильных банков, возможно, нужно начать с этого. По крайней мере, будет разнообразие сфер кредитования, даже если государству придется вернуться в эту сферу.

– Видела ваш комментарий в Фейсбуке: «Абсурдные утверждения ряда наших чиновников, что жилищное строительство является локомотивом экономики, могут привести к ожидаемому финалу даже за рамками глобальных тенденций. Квартиры (новостройки) в Костанае стоят так же, как и в Астане и гораздо дороже недвижимости в странах с теплым климатом. С чего вдруг такой перегрев рынка? Пузырь, очередной, которому не дают сдуться на уровне правительства и Нацбанка, и снижение реальных доходов населения». Можете объяснить, о чем речь?

– Я считаю, что строительство ради строительства – это тупик. Из пенсионного фонда забрали деньги (излишки) для возведения жилья по линии «Отбасы банка». При этом очереди ожидающих квадратные метры, и особенно льготников (сироты, инвалиды), не уменьшаются. А еще появилась прослойка бизнесменов, сдающих по 20-30 квартир. Дело в том, что наличие жилья для человека важно, но это не панацея. Главное – работа и доход, ведь даже имея жилье, человеку нужно есть, пить, платить за коммунальные услуги. А если у него нет работы? Считаю, что необходимо создавать рабочие места, открывать производство. Вот если преуспевающее предприятие строит жилье для своих рабочих, это вектор развития. Более того, все жилье возводится в мегаполисах. В результате, это уже не жилье, а инвестиционные проекты строительных компаний. Почему это происходит и кто лоббирует интересы крупных застройщиков? Это вопрос уже к правительству.

На мой взгляд, строить нужно арендные дома, и квартиры должны получать те, кто стоит в очереди, а не те, кто выкупает их, чтобы сдавать. Мы проигрываем даже временам правления Хрущева-Брежнева, когда народ расселили из коммуналок в панельные малогабаритки. Да, небольшая квартира, но все имели крышу над головой.

– В данный момент как никогда актуален вопрос – доверять ли нашим банкам и их депозитам? Посоветуйте простым казахстанцам. Самое интересно, что сегодня больше обеспокоен человек, имеющий тысячу долларов, чем тот, который имеет миллионы.

– Человека можно понять, потому что эти тысячи долларов накоплены благодаря тому, что во всем себе отказывал. Однозначно, финансовая система несет огромные риски. Сегодня сложилась ситуация повторения мирового кризиса 1997-98 годов и это может произойти в любой момент. Ситуация не зависит от банков. Китай распределяет валютные корзины, уходит от долларовой зависимости. Есть несколько сценариев. Крах доллара вполне ожидаем, исходя из внешней ситуации. Могущество доллара держится за счет вооруженных конфликтов. Как у них кризис, так развязывают войну, раньше напрямую, сейчас опосредованно, ослабляя своих «партнеров» и оппонентов.

У нас идет увеличение долларовых активов, евро не особо поддерживают банки. Парадоксальная ситуация. Много связей с Европой, но депозитов в евро почти нет. На финансовом рынке правят банкиры, и с этим не поспоришь.

– За счет чего держится рубль?

– За счет ряда факторов. Россия сделала то, что всегда делала Америка. Объявили зону своих интересов, и рубль держится на сырьевых ресурсах за счет военной мощи и сплочения стран, не признающих американскую гегемонию, все они чувствуют поддержку России. А кто пытается силой загнать Россию в угол – плохо учил историю. Создание однополярного мира – эта крах, к сожалению, этого не хотят понять стороны конфликта.

– Каков ваш экономический прогноз на 2023 год?

– Все зависит от ряда обстоятельств. Будем надеяться, что в Казахстане сумеют избежать вторичных санкций и сохранить свою открытость миру. Дипломатия руководства страны позволяет на это рассчитывать. Уровень инфляции в этом году 20-21 процент, и если не удастся добиться локализации экономики, то внешняя инфляция может сохранить высокие значения. По итогам декабря Костанайская область в лидерах по росту цен в стране. И в этой ситуации важно, чтобы произошло наращивание агропромышленного потенциала региона и чтобы у населения выросли доходы. Хотя минимальную зарплату увеличили до 70 тысяч тенге, а это косвенное признание уменьшения доходов у народа. Здесь нужен системный подход связи инфляции, производительности труда и обоснованного потребления на уровне развитых стран.

Александра СЕРГАЗИНОВА,
фото из архива «НК»


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77