COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

113646

Выздоровевших

126860

Зарегистрированных случаев

4846

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

1945

Летальных случаев

Костанай и костанайцы

Каким было детство костанайской пенсионерки в оккупированной Белоруссии?

Когда началась война Лене Новицкой было 4,5 года…

– Вот вы не поверите: я не то что помню, я это все вижу. До сих пор стоит перед глазами, как евреев живьем.., – Леонида Блашко не договаривает, ее голос срывается на всхлип.

Когда началась война, Лене Новицкой было 4,5 года. С семьей, где кроме нее росли еще четверо детей, девочка жила в местечке Ельно, на самой границе Белоруссии с Польшей. Война для Леониды, так пишется полное имя героини нашей статьи, началась с криков матери: «Деточки, милые, война!». Потом девочка вместе с родными долго бежала на железнодорожную станцию – проводить отца на фронт. В следующий раз главу семьи, прошедшего Польшу, Чехословакию, Германию, Новицкие увидят только в 47 году.

Что было потом? Потом были три года голода, от которого умерла младшая сестра Лены, бомбежек и страха. Однажды дети чуть было не остались сиротами.

– Кто-то сказал, что мы в лесу прячем корову, и маму за это хотели расстрелять, – вспоминает Леонида Ивановна. – Мама ползла за немецким офицером, целовала его сапоги и все умоляла на польский манер: «Панок, панок!». Он ее, судя по всему, пожалел, и оставил в живых.

Не то, что коровы, у семьи не было даже куска хлеба – все запасы опустошали немцы и бандеровцы. Как вспоминает рассказчица, дети собирали зеленую еще рожь для похлебки, и в поле часто находили мертвых партизан.

– Матери даже приходилось просить милостыню, она уходила за болота, в деревню, куда не смогли добраться немцы, и приносила оттуда какую-то еду. А мы по три дня сидели голодные, – говорит Леонида Блашко.

Жители деревни часто становились свидетелями показательной казни – для нашей героини это самые страшные воспоминания детства.

– Помню, как нас собрали на пустыре, а на большой машине привезли избитых и покалеченных людей, – рассказывает собеседница. – Среди них была очень красивая девушка, будто куколка, до войны она работала в галантерейном магазине. Люди вышли с лопатами и стали копать большую, с мою комнату, яму. Долго копали, а мы все смотрели. Бандеровцы живьем бросали их туда и засыпали землей. А эта девушка лежала сверху, ее лицо было таким красивым… Засыпают землю, пускают трактор, потом снова сыплют, снова пускают… Мама просила нас не плакать, потому что за это могли расстрелять….

Каратели уже ушли, а земля все шевелилась, как и волосы на голове Лены. Когда фашисты отступали, они расстреляли бандеровцев – предателей, говорит Леонида Ивановна, никто не любит.

Еще не кончилась война, а девочка уже начала работать в колхозе. Вот только никакого пособия сегодня она не получает – документов о первом трудовом стаже не сохранилось, сгорели. Об этом говорится в ответе на запрос, направленный в Белоруссию.

В ставший родным хлебный край Лена, ставшая здесь Блашко, приехала в начале 60-х. В день, когда Гагарин полетел в космос, девушка как раз сажала деревья на одной из улиц Костаная, у нее даже взяли интервью для газеты. Потом работала на стройке, катала валенки, а последние 20 лет перед выходом на пенсию слесарила в горгазе.

Напоследок Леонида Блашко показала фотографии молодости. Ни на одном снимке она не улыбается, а глаза грустные.

– Меня и дети спрашивали, почему я почти не улыбаюсь, – говорит Леонида Ивановна. – Отвечала им, что не научилась…

Елена НОВАК
Фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77