Костанай и костанайцы

Курьезными и наоборот историями с «НК» делится охотник с 25-летним стажем

Егерь сразу трех в Костанайской области охотничьих угодий Абай Макишев в шесть лет увидел, какая она – настоящая охота

С собой его брал отец, тоже егерь. В те годы про Мурата Макишева, стрелявшего волков, даже писали в газете. С 12 лет Абай уже сам брал отцово оружие и выходил на охоту. Это хобби он не забросил и во время учебы, и когда сам стал егерем.

– Охота – это стиль жизни, этого не объяснить, кто один раз попробует, уже не захочет бросать, – признается собеседник. – С годами ко мне и моим товарищам пришло осознание того, что нужно не жадничать, а наоборот, стараться сохранять популяцию. Я охочусь только для того, чтобы отвести душу и наполниться этой атмосферой, надышаться этими рассветами.

Ну, заяц, погоди!

Для Абая самая интересная охота – на зайца. Как только выпадает первый снег, он бросает все дела и отправляется соревноваться с ушастыми.

– Заяц – еще тот хитрец, любит путать следы. Там такая игра захватывающая начинается, и в итоге либо он тебя обманывает, либо ты его. Труднее и интереснее всего в конце зимы, когда остаются матерые зайцы, – рассказывает охотник. – Я заметил, что маскировочный халат не обязателен, так как заяц еще по погоде лежит. То подпускает тебя настолько близко, что его ногой из лунки вытаскиваешь, то еще даже не подошел на 150 метров, а он уже убегает.

Однажды заяц-счастливчик ушел прямо из-под носа нашего героя.

– Шли мы по балке (глубокая канава – прим.ред.), я по низу, а отец и еще один охотник по верху. Идем-идем, поворачиваю голову, а сбоку, прямо в балке, зарывшись в снег, сидит заяц и смотрит на меня. В полуметре! В следующую же секунду он как выскочит, и ушел за поворот, – вспоминает Абай. – Часто мы с отцом спорили, кто попал в зай­ца. Дело в том, что когда стреляешь, не слышишь, что рядом с тобой кто-то одновременно делает выстрел. Так и у нас было: я выстрелю, а отец сразу подходит и гильзу с дымком показывает. Потом мы только по дроби определяли, чья это добыча.

Не до смеха

– Самая страшная охота – на кабана, раненый, он очень сильный, все сметает на своем пути, – продолжает Абай. – В прошлом году мы брали лицензию и выезжали компанией в сосновый бор. Распределились по номерам и стали выжидать. А я сверху вижу, что кабан ходит среди людей, и говорю об этом в рацию. Но так как камыш был высокий, охотники его прошли. Тогда один из них решил заново зайти: идет по камышам, следы разглядывает и слышит, что на него кто-то фырчит. Голову поднимает, а кабан, большой такой, килограммов за 200, от него в трех метрах буквально. Охотник до того испугался, что забыл снять оружие с предохранителя. Давит на курок, а он не нажимается. Когда все-таки снял с предохранителя, кабан почему-то передумал нападать и убежал.

Еще одна история связана с дядей нашего героя. Абай вспоминает, как он и другие охотники поехали на кабана на лошадях. Зверя успели ранить, и он отсиживался в камышах. Тогда дядя, самый смелый из всех, вызвался выманить его из укрытия. Когда подъехал ближе – кабан ударил лошадь, и та упала вместе с наездником. Дядю егеря тогда спасло только то, что к нему на помощь поспешил еще один охотник на лошади: он выстрелил в кабана, животное развернулось и стало преследовать обидчика, оставив в покое упавшего.

Много раз Абаю становилось не до смеха. Однажды охотнику зашивали ногу – ее на свои рога буквально надела раненая косуля. Еще вспоминается случай, когда охота закончилась вывихом руки.

– Я тогда был еще студентом. Часа 4 утра, я с другом иду за пять километров, вижу на реке, в месте, где она еще не замерзла, утки крутятся. На меня полетели, я выстрелил. Смотрю, одна прямо на меня падает. Вытянул руку и хотел поймать, а северная утка – птица крупная, как ударит по руке, охота сразу для меня и закончилась, – рассказывает он.

Как-то Абаю повезло. Он охотился на чирка – эту юркую птичку, к слову, не так просто подловить. А охотнику удалось. Дробь разлетелась так, что к его ногам упала не одна, а сразу три птицы. В противовес этой истории Абай вспоминает случай, когда вернулся домой ни с чем.

– Еще школьником я ходил на охоту, подстрелил куропатку и положил ее в карман. И потом даже не заметил, как она вылетела оттуда. Засовываю руку в карман, а там только перья, да еще куропатка успела нагадить, – смеется рассказчик. – А однажды меня самого подстрелили, это тоже было в школьные годы. Один из охотников не заметил меня в камышах и выстрелил, дробь попала как раз между рукой и туловищем, меня тогда спасла только толстая фуфайка.

Некоторые ситуации, подтверждает Абай, вызывают оторопь даже у видавших виды охотников.

– Отправились мы на косулю, ее так и не встретили, зато подстрелили лису, – возвращается в прошлое наш собеседник. – Есть такой УАЗик-«головастик», сели мы в него, едем, а лиса как оживет и давай на нас всех кидаться. Вы бы видели, как пятеро взрослых мужиков выпрыгивали из «головастика»! Пытались по ней стрелять, но все как один промазали. А если серьезно, то лисы часто страдают бешенством, поэтому такой страх был оправдан.

Уметь приготовить

Как рассказывает Абай, нет ничего аппетитнее приготовленного на открытом огне мяса или шулюма – наваристой похлебки из дичи с добавлением самых простых продуктов: лука, моркови, картофеля, иногда болгарского перца и специй. Главное – уметь правильно обращаться с мясом.

– Например, сурчиное мясо, скажем так, на любителя. Тут нужно вовремя вырезать потовые железы, у них характерный коричневатый цвет. Если этого не сделать, у мяса появляется неприятный запах. Кто не знает, разделывает, как есть, и потом удивляется, – делится охотник. – Как готовить сурка? Запомните важное правило: режете мясо на куски, заливаете водой, и как только она закипела, выливаете прямо с пеной, а затем снова заливаете и варите. Когда вода выварится, добавляете лук, морковь, специи и тушите еще часик. Мясо становится настолько мягким, что само отходит от кости и тает во рту. Объедение!

Еще он топит жир – барсучий, чаще сурчиный. Правильно вытопленный на водяной бане, смешанный в нужных пропорциях с алоэ, жир отлично чистит легкие. В прошлом году, в разгар пандемии, это лекарство очень помогло Абаю в борьбе с пневмонией.

Не знающие запретов

Уже не как охотник, а как егерь, рассказчик напоминает: сейчас охота открыта только на сурка и на кроншнепа. Другую птицу можно будет стрелять с сентября, а уже в ноябре охота откроется на пушного зверя. К сожалению, запреты и ограничения, как и миллионные штрафы, браконьеров не останавливают. Что касается егерей, то они только и могут, что проводить профилактические беседы, в крайнем случае привлекать полицию и председателей охотобществ. Носить с собой служебное оружие защитникам угодий давно запретили.

Елена НОВАК


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77