Костанай и костанайцы

«Мы не можем сказать: закрыто!»: Аманжол Иргибаев удаляет зубы уже третьему поколению костанайцев

За это время изменилось многое. А он остался верен своей профессии

Возле кабинета №2 областной детской стоматологии всегда многолюдно и шумно: дети плачут, родители нервничают. Удаление зуба – стрессовая ситуация не только для пациента, но и для хирурга – больной пришел и ушел, а врач работает в напряженной обстановке целый день, каждый день.

Аманжол Иргибаев к этому уже давно привык и научился не реагировать на негативные эмоции. Только представьте, он работает детским стоматологом-хирургом уже 32 года. В одной организации, в одном кабинете. Вот так срок! Вот это выдержка!
Наше интервью длилось больше трех часов. Пожалуй, рекордное время. А все потому, что общались мы урывками, во время приема. У доктора Иргибаева плотный график и настолько беспрерывный поток пациентов, что некогда не то чтобы присесть, но и словом обмолвиться. Каково это – треть века «рвать зубы», каков секрет красивой улыбки и о многом другом Аманжол Иргибаев рассказал «НК» в эксклюзивном интервью.

– Аманжол Бирмаханович, почему вы выбрали такую профессию? Это что же, ваша мечта детства?

– Можно сказать и так. Я сам в детстве, как и все, обращался к стоматологу-хирургу. Я тогда жил в п. Октябрьский (ныне Карасуский район), и у нас был хирург Львов. Когда он мне удалил зуб, который сильно болел, я был так счастлив, что закончились мучения! И тогда подумал, что хочу быть как он, оказывать людям помощь. Дал себе клятву, что непременно стану доктором.
И вообще мне всегда нравились люди в белых халатах. Родители говорили, что без врачей мир бы перевернулся. Кто приходит к тебе в трудную минуту, когда ты болеешь? Ни сосед, а именно врач. Это тоже сыграло свою роль. К тому же у меня много родственников медработников. Дядя был хирургом, сестра – фармацевт и двоюродные сестры тоже работают в медицине. Помню, все шутя говорили – ну что, хирурги у нас есть, терапевты есть, нужен стоматолог…
Так что это и мечта детства, и, наверное, судьба.

– А как начался ваш профессиональный путь?

– В 1989 году я окончил Карагандинский государственный медицинский институт. По направлению приехал в Костанай. Получил назначение врача-хирурга в областную детскую стоматологию, по сей день здесь и работаю.

– Ничего себе! Это какие нервы нужно иметь, чтобы столько времени работать в такой стрессовой обстановке, ведь вы целый день слышите детские крики, видите слезы…

– Первое время было очень тяжело. Часто в конце рабочего дня казалось, будто ты вагоны угля вручную разгружаешь: во-первых, целый день на ногах, во-вторых, мы ведь не только руками работаем, у нас еще и умственный труд. В такие моменты приходят мысли: а может уйти? Но потом все же настраиваешь себя, думаешь: ну уйду я, придет другой, тоже уйдет, а кто с детьми будет работать? Мой отец всегда говорил – если ты здесь не сможешь, то не сможешь и в другом месте. Везде нужна выдержка. И терпение. Если этого у тебя не будет, то поменяешь десять профессий, и везде будет то же самое. Я прислушался. И вот не заметил, как уже 32 года проработал. Да и знаете, все же человек ко всему привыкает.

– И все же, что самое сложное в вашей работе?

– Сложность в том, что мы работаем сразу с двумя пациентами – детьми и родителями. Ребенок только заходит в поликлинику, у него уже страх, а у родителей – нервы. Нужно быть психологом, чтобы найти подход и к тем, и к другим. Ребенка первым делом отвлекаю и вхожу с ним в контакт. Расспрашиваю, как зовут, сколько лет, где учится, в каком классе, чем занимается. Он немного забывается, и ему уже не так страшно. Иногда приходится маневрировать. Укол ведь не каждый ребенок даст сделать. Идешь на обман – говоришь, открой рот, давай посмотрим, зубки посчитаем, а в этот момент быстренько делаешь укол. Маленький пациент только успевает сказать: «Ой». А уже все, дело сделано. С уколом ребенок более уверенно себя чувствует, потому что знает, ему обезболили.

– Я сама из тех, кто к врачу идет с трясущимися коленками… И многие по этой же причине откладывают поход к хирургу. А чем это может обернуться?

– Пойдет обострение. Если началась опухоль, она сама по себе не исчезнет, нужно удалить очаг, а очаг – это больной зуб. Но бывает, что затягивают до такого, что аж глаз заплывает от отека. Но случается, что и в этой ситуации ребенок не дает удалить зуб. Тогда уже прямая дорога к челюстно-лицевому хирургу.

Осенне-зимний период – самый напряженный. Именно в это время у детей происходят обострения. Ребенок подмерз, и это сразу отражается на зубах. Опухоли из-за чего появляются? Первая причина – переохлаждение ног. Дети очень быстро на это реагируют. Поэтому и говорят, что ножки у детей должны быть в тепле.

– Какие изменения произошли в области стоматологии за три десятка лет?

– Если сравнить с 90-ми, то главное изменение – это появление множества анестетиков. Мы работали только с новокаином, не было других препаратов. Когда появился лидокаин, даже мы, врачи, сразу почувствовали эффект. Дело в том, что новокаин – слабое лекарство. Поэтому дети кричали еще громче, чем сейчас. Современная медицина, в том числе и стоматология, использует множество разновидностей обезболивающих. Есть даже анестетики в виде аэрозоля. Это 10% лидокаин. Но им мы пользуемся только при удалении подвижных зубов. При лечении аэрозоль уже не подходит, поскольку у жевательных зубов мощная иннервация. В этом случае нужен более сильный анестетик.

Надо сказать, что изменилось и сознание людей, зубами начинают заниматься с детства. Причем не просто лечением, а профилактикой. То есть, если раньше с детьми к стоматологу приходили только по необходимости, когда уже отек пошел, в лучшем случае, когда зуб болеть начал. Сейчас даже двух-трехлетних приводят и просят оценить состояние зубов. И это правильно. Стоматолога нужно посещать дважды в год, даже если ничего не беспокоит. Это очень важно. Почему? Да потому что кариес начинается с пятнышка на эмали зуба.

К тому же в последние годы кариес у детей омолодился. Раньше с 5-6 лет начинали зубы лечить, а сейчас приводят совсем малышей, а там уже сплошной кариес. Проблема в том, что нынешние дети пачками жуют чипсы. А они содержат нитрит, который разрушает эмаль.

– Сейчас вообще беда с продуктами. Сплошная химия. Так, а что жевать-то?

– Деревенский творог. В нем содержится большое количество кальция. Почему у наших бабушек и дедушек зубы крепкие? Потому что они ели много творога. Нужно с детства приучать кушать творог. В этом весь секрет красивой улыбки.

– Как считаете, что будет дальше? Мир ведь не стоит на месте, и в медицине происходит тотальный прогресс. Как будет развиваться стоматология?

– Сложно делать такие прогнозы, но я видел, что в Японии в детской стоматологии используется специальное оборудование, которое отвлекает ребенка от страха. Он садится на кресло, одевает наушники и смотрит в монитор. Возможно, это что-то типа гипноза. Ребенок не боится, не плачет, не наблюдает за тем, какой доктор возьмет инструмент. И к нам такое придет.

– Я заметила в очереди взрослых. К вам не только дети приходят зубы удалять?

– Да, взрослые тоже приходят. В основном те, кому я еще в детстве удалял зубы. Сейчас они своих детей приводят, и сами приходят. Говорят, мы к вам привыкли. И для меня такие пациенты становятся как родные. Я ведь с ними работаю уже столько лет.

– А сколько зубов вы удалили за столько лет? Ведете подсчет?

– Нет (смеется). Если бы считал, уже бы сбился. Но в принципе, можно вывести среднюю цифру. В день я принимаю 60-70 человек. Исходя из этого, за 32 года порядка 500 000 зубов удалил. Но, повторюсь, это средняя цифра, поскольку во время каникул у нас большой наплыв пациентов, до 100 человек доходит. Тут даже выйти из кабинета невозможно: один пациент зашел, другой вышел. И вот мне говорят – уже четыре часа (график работы стоматолога-хирурга Иргибаева А.Б с 9.00 до 16.00), а люди еще сидят. Мы принимаем всех. У нас же не магазин. Я же не могу сказать – все, рабочий день закончен, идите в другой магазин. Поэтому, бывает, задерживаемся.

– Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

– Я женат, у меня двое сыновей. Они, кстати, тоже хотят стать врачами. Дело в том, что моя супруга – медработник, бывает, и она детей принимает. Мы часто дома советуемся друг с другом, обсуждаем что-то на тему медицины. Дети это слышат и говорят – хотим быть как вы. И мы это одобряем.

– Есть что-то важное, о чем я не спросила?

– Хочется сказать студентам медицинских колледжей и институтов, тем, кто сейчас учится и в будущем планирует стать стоматологом. Не пасуйте перед трудностями. Я из опыта знаю: не все хотят идти в детскую стоматологию. Сколько здесь было практикантов за время моей работы – не сосчитать. И все как один говорили – ой, нет, только не сюда. Этот крик просто невыносим. Конечно, с взрослыми проще работать. С детьми намного тяжелее. Бывало, в первые годы работы и пальцы кусали, руки были синие и опухшие. Но ничего, приноровился. В каждой профессии нужно терпение. Везде есть минусы и плюсы.

– А какие плюсы в вашей работе?

– Благодарность пациентов. Сейчас девочке удалил зуб, она выходит и «класс» мне показывает. Это очень приятно!
– И мне было очень приятно пообщаться с вами. Пусть благодарных пациентов будет больше!

Валентина МЕЛЕХОВА,
фото Алексея КРАСНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77