Наш Костанай

«Мысли вяжут слов незримых сети, я их превращаю в кружева…»

Вспоминаем на страницах «НК» костанайского поэта и переводчика Абдрахмана Досова

15 июля будет ровно год, как нет с нами Абдрахмана Сергалиевича. А в памяти сохранился его хриплый голос и надсадный кашель: пневмония стремительно разрушала его легкие.

Он в своей манере посмеивался над собой и со свойственной ему иронией сообщил, что ему пришло приглашение о вступлении в Интернациональный союз писателей. Шутил, смеялся, кашляя: «Какой там Союз писателей, когда жить два понедельника осталось». Но, к несчастью, его понедельники неожиданно закончились, и на следующее утро его не стало. Сообщение о его смерти поразило неожиданностью и жестокостью. Как? Разве так бывает? Ведь мы только вчера вечером строили планы на будущее поэтическое сотворчество, да и рядом с ним была его муза и спасительница, верная спутница жизни Шаруан Тлеубаевна, Шурочка, которая делала ему уколы с великой надеждой на выздоровление дорогого мужа. Ей, любимой женщине, он посвящал прекрасные строки:

Сед завиток над раковиной уха,
Еще не прядь,
всего лишь завиток.
Чуть не сказал тебе:
моя старуха!
Но не простит мне этого
Восток.
Коль азиат, скажу витиевато:
Ты – роза роз, свирель в моем саду,
И, вопреки законам шариата,
Я пред тобою на колени упаду.
Согрей меня, моя звезда Востока,
Озноб и сырость навевает мгла,
Огнем обдал твой
седоватый локон,
И седина мне сердце обожгла.
Седой и я, белеем вместе оба,
И счет за жизнь
неумолимо строг.
Летит земля в ночи, как аэробус,
По звездной пыли
вечности дорог.

***

Нет с нами сегодня талантливого поэта, прозаика, переводчика, человека со сложной судьбой, сформировавшей его непростой характер. Он всегда имел свое мнение, переубедить его было просто невозможно. Из-за этого ссорился со многими, потом переживал. Особенно трудно с ним было работать в жюри литературных конкурсов: он жестко отбрасывал посредственные стихи, которые, по его мнению, разрушают литературные вкусы молодых читателей. И на мои неубедительные возражения, что время определит, какой строке, какому стиху жить, а какому кануть в Лету, он резко отвечал, что нечего засорять атмосферу ерундой. Наверное, он был прав. Жалею, что не осталось от него записок о рождении и работе литературного объединения Костанайской области. Он много знал об известных поэтах: Иване Данилове, Викторе Корытном, Ларисе Кайнюковой, ценил их творчество. Жаль, не записали, не сохранили эти воспоминания.

***

Я благодарю судьбу, что 20 лет назад она подарила мне встречу с Абдрахманом Сергалиевичем, которому я сдавала поэтический экзамен: принесла ему для анализа свои стихотворения и несколько дней с глубоким волнением ждала его приговора. Он позвонил, разложил мои опусы на две части: это хороший материал, а этот никуда не годится. Потом я читала много его стихотворений и понимала, что мне его никогда не догнать: сочные образы, неожиданные темы, поэтическая глубина, смелость…

Опавший лист на зеркале воды
Полубагрян, в проколах
червоточин.
Еще нет ощущения беды,
У вечности кредит
мой не просрочен.
Еще ищу заветные слова,
Связуя их души
своей раствором,
И о любви лишь начата глава,
Еще любовью дышат мои поры.
Пристанище моих
усталых снов,
Моих мечтаний
нежная обитель.
В страну любви и неги
вечный зов,
Пока ты есть,
я буду долгожитель.

***

Позже Абдрахман Сергалиевич написал добрые предисловия к моим книгам, теперь я понимаю, что он дал мне шанс побыть его ученицей. С огромной благодарностью вспоминаю его заботу о публикации моей повести: в письме главному редактору журнала «Простор» им было написано следующее:

«Уважаемый Ореке!

…Высылаю вам подборку своих стихотворений, переводы Н. Наушабаева. Если будете публиковать в вашем журнале – просьба ничего не изменять. Каждая строка перевода тщательно подогнана к оригиналу в книге Н.Наушабаева «Алаш», проверена поэтом, кандидатом филологических наук, членом СП РК Акылбеком Шаяхметом, который прекрасно владеет русским языком, в свое время окончил литературный институт им. Горького в Москве, написал предисловие к переводам. Спасибо за публикацию прозы А.И. Сусловой в 12-м номере «Простора» за 2010 год. Она вышлет вам свой новый материал. Если будет конкурс переводчиков в Астане, то дайте знать, будет ли мне вызов.

С уважением, Абдрахман Досов. 3 апреля 2011 г.»

Абдрахман Сергалиевич в тот период не очень дружил с компьютером, поэтому я помогала ему отправлять его адресатам письма по электронной почте. Это письмо потому и сохранилось. Еще в данном письме поэтом и гражданином А. Досовым высказывались проблемы, волнующие каждого автора: «Сейчас работаю над стихами Мукагали Макатаева, мечтаю перевести 100 произведений поэта и издать. Как издать – ума не приложу. Кстати, как обещанный коллективный сборник по результатам первого конкурса переводчиков, увидел свет? Если обращусь к творчеству жырау и начну работать над переводами, что мне с ними потом делать?» Я не знаю, получил ли Абдрахман Сергалиевич письмо с ответами на свои вопросы, знаю только, что издание двухтомника переводов с казахского языка на русский в финансовой ситуации было для автора тяжело.

Я никогда не забуду этой помощи от старшего товарища и учителя, чьи стихи в моем понимании глубоки, талантливы, выразительны, имеют свой незабываемый, узнаваемый внутренний авторский голос в каждой строке:

Мысли вяжут слов
незримых сети,
Я их превращаю в кружева,
Жил и я, друзья, на белом свете,
подтвержденьем вам
мои слова.
Я, мудрея, всем врагам прощаю,
Не жури меня, моя родня.
Слишком долго я ходил по краю,
Гордое молчание храня.
Все приходит человеку в сроки:
Взлет, паденье, слава,
с нею честь,
Коль поэт, строка будет глубокой,
В сердце не проникнут зависть, месть.
На луну, как пес в ночи, не лаял
И любви заветы свято чтил –
Широка была страна родная,
Я, паря над нею, вольно плыл.

***

Рожденный в семье известного акына в городке Берлине, что в Челябинской области, будущий поэт ходил до пяти лет в девчоночьем платье: так родители хотели уберечь свое дитя от злых духов, потому как старшие дети умирали. Он рано остался сиротой и воспитывался старшей сестрой, о которой вспоминал словами, полными любви и уважения, Абдрахман Сергалиевич наполнил свою душу казахской и русской культурой. Знание двух родных для него языков сделали для него Советский Союз одной великой Родиной, о чем он тоже писал в своих стихах:

Что, поэт, все ль уже подытожили, на скаку рубанув
жизнь сплеча,
Шли по вехам путями
расхожими – поминальная
плачет свеча.
Поменялись лишь флаги
и гимны, но звучит всем
знакомая речь,
И любовь обретает
взаимность под звездой
неминуемых встреч.
Что ж, братаясь, обнимемся, Вологда, здравствуй в песнях карельская ель,
В Костанае вновь зябко и холодно – в окна к нам
постучался апрель.

***

Он много времени своей жизни посвятил переводам с казахского на русский. Он страстно желал донести до русскоговорящего читателя творчество любимых казахских поэтов: мудрость слова, философские наставления, красоту языка. Однажды мы возвращались с ним с совместного творческого вечера, и он в машине начал самозабвенно читать свой перевод стихов Мукагали Макатаева. Водитель машины, который не особенно понимал ни русскую, ни казахскую поэзию, позже отметил: «Это ж надо так любить то, что делаешь!»
До сих пор трудно представить, что он не позвонит и своим хриплым голосом не спросит: «Как дела? Что нового? Как пишется?» По телефону он читал мне свои новые стихи, иногда даже пел песни, которые сейчас звучат в российских телепрограммах. Я тоже читала свои вирши, мне доставляло огромную радость слышать, как он смеется и произносит с восклицанием: «Это хорошо!» Он умел радоваться каждой интересной строке, даже чужой, а это редкое качество поэтов. И рассказывал о своих впечатлениях от стихов понравившегося автора близким людям. Об этом часто вспоминает талантливый организатор библиотечного дела города Костаная Разия Тасмагамбетова.

Мир стал другим, теперь в нем нет Абдрахмана Досова, который ссорился, спорил, что-то доказывал политикам в Facebook, отстаивал свои убеждения, был не всегда предсказуем и удобен, но стихи его – глоток чистой поэзии.

Всегда рядом с Абдрахманом Сергалиевичем была его жена, муза, красивая и умная женщина – Шаруан Тлеубаевна. Она искренне ценила и ценит его творчество, понимала, как непросто издавать книги, переживала, когда это не удавалось. Абдрахман Сергалиевич с дрожью в голосе рассказывал мне, что Шаруан предложила заложить их квартиру, чтобы на эти деньги издать книгу. Я не знаю другой такой подобной истории. Кланяюсь этой прекрасной женщине. Сегодня и Шаруан Тлеубаевне, и сыну Абаю, и дочери, всей их семье, друзьям очень тяжело. Пусть добрые слова читателей об Абдрахмане Сергалиевиче порадуют их.

А в наш казахстанский Союз писателей его не приняли. Очень жаль. Но его стихи будут жить долго-долго. Евгений Евтушенко говорил о таких поэтах, как Абдрахман Досов:

…суждено поэтами
рождаться
Лишь тем,
В ком бродит гордый дух
гражданства,
Кому уюта нет, покоя нет.

Александра СУСЛОВА,
педагог, поэт


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77