Костанай и костанайцы

О первых годах на Кустанайщине вспоминает Николай Оржеховский

День 28 февраля 1954 года костанайский пенсионер помнит до сих пор

Он приехал из родной Хмельницкой области в морозный, забураненный Кустанай – тогда, по воспоминаниям первоцелинника, город простирался от лога до лога и от Тобола до сегодняшней улицы Баймагамбетова.

– Как решился? Голод заставил! – отвечает Николай Александрович. – Отца расстреляли, мама работала одна, а нас было девять детей. Жили в нищете…

Специалиста здесь приняли с руками и ногами. Еще бы: тракторист и автоводитель в одном лице! Поселили в Корейском поселке, выдали ведро соленой капусты на пятерых – и живи, как знаешь.

– Но и сами корейцы бедствовали, им, конечно, здорово досталось, – добавляет первоцелинник.

Он вспоминает, как ходил пешком из Корейского в Красный партизан – машинно-тракторная станция располагалась именно там. Сначала ему доверили трактор-универсал, на котором он выполнил первое поручение – посеял вперемешку подсолнечник и кукурузу для снегозадержания. Потом пересел на гусеничный СХТЗ-НАТИ и провел первую посевную, сенокос, уборочную.

– Сутки пашешь – три-четыре нормы делаешь, так и работали. Целина пахалась легко, а вот залежь, когда земля 20-30 лет назад была вспахана, и потом ее не трогали – уже трудно. Попадались и такие поля. Плуг идет, аж дрожит, и меха меняешь два раза в смену, – рассказывает Николай Александрович.

В этом же году специалистов МТС отправили в Алма-Ату, вернулись они только под Новый год. Зимой Николай Оржеховский тоже не сидел без дела: с товарищем отремонтировал три трактора, а на аванс, как он сам рассказывает, кормился чаем и хлебом.

– Хлеба я здесь, конечно, наелся вдоволь, и он был вкуснее, чем на Украине, – признается целинник. – Но сначала его нужно было вырастить, убрать. Много тогда пшеницы было загублено. Почему? Да просто некуда ее было ссыпать – ни приемных пунктов, ни элеваторов тогда еще не построили. Так и вижу перед глазами уже почерневшее зерно в ямах.

В 1955 году Николай ушел в армию на долгие три года. Но до этого успел потерять все свои документы: от комсомольской путевки до водительских прав. В этой же пачке было 350 рублей и облигаций на три тысячи. Пропажу он так и не нашел – припахал в землю во время смены.

В 60-м году Оржеховский решил уйти из совхоза «Притобольский», чтобы работать на монтаже водопроводов. Управлял скрепером, бульдозером, экскаватором, а потом освоил сварку и последние 15 лет до пенсии ездил с бригадой по районам – устранял порывы на водоводах.

– Я за все это время и не отдыхал-то. Только один раз меня отправили в пансионат между Сочи и Адлером, но мне там не особо понравилось, – говорит Николай Александрович.

Об этом отпуске Оржеховский вспоминать не любит. Пока он отдыхал на Черном море, на Чернобыльской АЭС произошла катастрофа… Еще одна веха, ставшая памятной, как и целина, в истории советского народа.

Елена НОВАК
Фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77