Наш Костанай

“О возбуждающей сомнение в политической благонадежности деятельности…”

Редакция газеты «Казах» в донесениях Оренбургского департамента полиции

В год 150-летия со дня рождения Ахмета Байтурсынова коллектив историков, ученых КРУ им. А. Байтурсынова  подготовили к печати монографию – «Дальнейшее наблюдение за ним установлено». Ахмет Байтурсынов под надзором царской охранки (1905-1917 годы). В книге подвергается научному анализу период его жизнедеятельности с 1905 по 1917 годы, когда он состоял под надзором царской тайной полиции. Авторы вводят в научный оборот документы из канцелярии Оренбургского губернатора, освещающие репрессивные меры в отношении А. Байтурсынова. Вниманию читателей предлагается один из сюжетов, посвященных роли газеты «Казах» и ее ответственного редактора А. Байтурсынова в защите прав казахского населения в противостоянии с царскими властями.

В начале XX века в борьбе с нарастающим натиском широкого общественного движения полиция и жандармерия в национальных окраинах Российской империи принимала достаточно суровые меры (аресты, высылки, штрафы, периодический запрет в издании газет). Конечно, репрессивная политика осуществлялась в тесном сотрудничестве с губернаторской властью.

Сохранилась архивная рукопись от 20 августа 1916 года, где подводились итоги  полицейского сыска, подробно описаны все имеющиеся сведения о А. Байтурсынове и М. Дулатове как редакторах газеты и ее сотруднике А. Букейханове. Анализ деятельности А. Байтурсынова как редактора газеты «Казах» произведён на четырех страницах, где подробно описаны претензии к содержанию его статей с 1914 по 1916 годы. В письме указано, что в результате произведённой разработки сведений, «сообщенных управляющим Уральской области о противоправительственной деятельности редактора издаваемой в городе Оренбурге газеты «Казах» Байтурсынова и сотрудников этой газеты Дулатова и Букейханова установлено следующее».

По результатам полицейских рапортов, Оренбургским губернатором М. С. Тюлиным отмечалось, что «установление за Байтурсыновым с первых дней пребывания его в Оренбурге негласное наблюдение со стороны жандармских чинов не дало положительных результатов». Но здесь же, в результате подробного освещения содержания статей в газете «Казах» с 1914 по 1916 годы, сделан противоположный вывод: «… В издаваемой им газете «Казах» помещались статьи, содержание коих указывало на то, что Байтурсынов не оставил своей прежней деятельности, имея явное намерение вызвать среди киргиз враждебное отношение к правительству».

Как в отношении Ахмета Байтурсынова, так и в отношении другого сотрудника газеты Мыржакыпа Дулатова, имелись следующие сведения: «В отношении сотрудника газеты «Казах» Дулатова имеются следующие сведения: в июне 1911 года он был арестован в городе Семипалатинске, куда он, будучи письмоводителем мирового судьи 2 участка Петропавловского уезда, призывал к распространение своей брошюры «Уянъ-Казах» (Просыпайся киргиз) («Оян, қазақ» – авт.) и привлечен к дознанию качестве обвиняемого в п. 129 статьи Угол./овного/ Улож./ения/, а затем приговором  Семипалатинского окружного суда, состоявшегося  23 декабря 1911 года, осужден к заключению в крепость  на 1 год». В документе кратко излагались сведения о полицейском сыске, когда указывалось, что «в полученной телеграмме Уральского губернатора, за квартирой Дулатова, в течение нескольких дней, было установлено наблюдение, которое, однако, не отметило ни одного посещения его киргизами».

Так как одного полицейского наблюдения оказалось недостаточно, то решено было произвести обыск, конечно, в «негласном порядке», о чем сохранилась соответствующая запись. «Точно также оказался безрезультатным и произведённой как в квартире его, так и в редакторском столе обыск. – Указывалось в протоколе. – В числе бумаг, взятых для просмотра, между прочим, были запросы от отдельных лиц по разъяснению Высочайшего положения о призыве инородцев, на которых имелись пометки разъяснительного характера в духе правительственных распоряжений о призыве». При этом делается вывод, что каких-либо данных, «указывающих на антиправительственную пропаганду не оказалось».

Вместе с тем, это не означало, что национальные лидеры сторонились контактов с деятелями либерально-демократического и революционного движения, что происходило опосредованным образом. Об этом свидетельствуют данные сведений политического сыска еще об одном сотруднике газеты «Казах», Алихане Букейханове, бывшем члене Первой Государственной Думы, вынужденно проживающего в городе Самаре (своеобразная форма почетной ссылки). Краткая запись в рапорте была с явно обвинительным уклоном: «По имеющимся сведениям, он состоит членом Самарского комитета кадетской партии, а в 1912 и 1913 годы имел сношения с самарскими членами партии социалистов-революционеров. О возникших в отношении его подозрениях сообщено начальнику Самарского губернского жандармского управления, коим и установлено за Букейхановым наблюдение».

Охранка особо пристально следила за деятельностью Байтурсынова, Букейханова и Дулатова в период восстания 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Так, в августе 1916 года директор департамента полиции обращается к Оренбургскому губернатору «Превосходительству М. С. Тюлину» под эгидой «доверительно». Процитируем: «В виду сообщенных Вам в телеграмме Управляющего Уральской области от 19 минувшего июля сведений о возбуждающей сомнение в политической благонадежности деятельности редактора издаваемой в г. Оренбург газеты “Казах” Байтурсунова и сотрудников той же газеты Букейханова и Дулатова, подозреваемых в агитации среди киргизов в пользу отказа от призыва на военную службу, по поручению Г. Товарища Министра Внутренних Дел, Действительного Статского Советника Степанова, имею честь просить Ваше Превосходительство не отказать в зависящем распоряжении о возбуждении против названных лиц переписки в порядке Положения о Государственной охране и о последующем меня уведомить». В завершение документа следовал вердикт царских властей с весьма характерным для того времени обвинением в проведении «пропаганды среди киргизов».

Выявление подобных фактов деятельности лидеров «Алаш» проводилось на постоянной основе, причем, инициатором выступали и департамент полиции, и непосредственно сам Оренбургский губернатор, генерал-лейтенант М. С. Тюлин.

В списках периодических изданий на киргизском или татарском языках, которые находились под полицейским наблюдением, значилась и газета «Казах». Многие из этих публикаций были наполнены новой общественно-политической риторикой, зачастую непонятной или вызывавшей у властей вопросы. За перемещением А. Байтурсынова, проживавшего с 1910 года в Оренбурге, царская охранка внимательно следила и в сопредельных областях вплоть до восстания 1916 года в Степном крае и Туркестане. Оренбургский департамент полиции периодически отвечал на поступившие сведения о поездках А. Байтурсынова. «Что касается упомянутой выше телеграммы Уральского губернатора, – писал  Оренбургский губернатор М. С. Тюлин   20 августа 1916 года, – то в ней говорится лишь о том, что фамилия Байтурсунова упоминается в разговоре киргиз, так как Байтурсунов направлялся (слово не разб. – авт.) на совещание в Уральскую область. Собранными по этому поводу сведениями выявлено, что Байтурсунов 23 мая находился в Тургайской уезде. Куда он был командирован Тургайско-Уральским переселенческим управлением для переписи скота, и возвратился в Оренбург лишь в первых числах августа,  а 7 августа принимал участие в разрешенном совещании киргиз, состоявшегося в здании Тургайского областного управления. За время пребывания Байтурсунова Тургайском уезде неблагоприятных сведений о нем не имеется».

Начальником Оренбургского жандармского управления 12 августа 1916 года, приводились такие же сведения, «изложенных в копии телеграммы Губернии Уральской области», что затем нашло так же отражение в письме Оренбургского губернатора М. С. Тюлина 20 августа 1916 года. В конечном итоге, в 1916 году в Оренбургском департаменте полиции (в отличие от опасений администрации губернаторов Семипалатинской и Уральской областей) сделали вывод, что «установленное за Байтурсуновым с первых дней пребывания его в Оренбурге негласное наблюдение со стороны оренбургских чинов не дало положительных результатов».

В конечном итоге у царской охранки не было поводов уличить А. Байтурсынова, М. Дулатова и А. Букейханова в нелегальной, подпольной деятельности, но, тем не менее, газета «Казах»  стала трибуной для выражения идей движения «Алаш».  Редакция газеты сумела превратить легально действующий орган печати в рупор, выражающий мнение казахской национальной интеллигенции.

Дмитрий Легкий,  Ерден  Ибраев, Алибек Табулденов.

Костанайский региональный университет им. А. Байтурсынова


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77