«От политической нестабильности в первую очередь страдают простые люди». Что говорил Нурсултан Назарбаев на политсовете партии Nur Otan

«От политической нестабильности в первую очередь страдают простые люди». Что говорил Нурсултан Назарбаев на политсовете партии Nur Otan

Комментарии к записи «От политической нестабильности в первую очередь страдают простые люди». Что говорил Нурсултан Назарбаев на политсовете партии Nur Otan отключены


Он состоялся 21 августа 

В Назарбаев-центре в Нур-Султане прошло расширенное заседание политического совета партии Nur Otan под председательством Нурсултана Назарбаева. Вот, о чем говорил экс-президент на этой встрече.

«Следующие выборы в маслихат пройдут по партийным спискам. Мы слышим наших отдельных оппонентов, блогеров, которые предлагают вернуться к мажоритарной системе проведения досрочных парламентских выборов и так далее. Надо сегодня дать ответ этим выступлениям. Обоснованных аргументов здесь нет — только рассуждения, как всегда. Когда выступают с какой-то критикой к власти — голые слова. Хоть кто-нибудь, что-нибудь предложил бы и показал, как делать. Надо знать, что в Европе, которую мы считаем светочем демократии, большая часть, кто в тридцатке уже находится, 63 процента стран проводят выборы пропорционально системе. Кстати, выборы по мажоритарной системе характерны во многом для азиатских стран, где партийная система сама по себе неразвита, а любая партия ориентирована на какую-то личность. То есть пропорциональная модель полностью соответствует лучшей мировой демократической практике, способствует укреплению политической системы, развитию демократии, активизирует деятельность политических партий в целом. Партия должна работать, предлагать конкретные решения проблем. Тогда будет и авторитет, и поддержка со стороны населения».

«В этом году только нам будет 28 лет. Давайте вспомним, кем мы были, в какой системе жили и чем руководствовались. А что сейчас — земля и небо, правильно? Так что мы — совершенно молодое государство, молодая демократия. Для такой демократии, как в Европе, о которой некоторые наши орут, надо время. Надо, чтобы было развито общество. Я всегда говорю: экономика впереди. Потому что в государстве, где более 50 процентов людей живут за счет малого и среднего бизнеса — у них есть что терять. Они за устойчивость государства. У нас этого нет. Мы еще не достигли 30 процентов. У таких людей, у среднего класса, есть свой дом, своя машина, своя работа, свои доходы, за которые они держатся. А значит, и держатся за стабильность в обществе».

«От политической нестабильности кто страдает в первую очередь? Простые люди. Падает уровень жизни народа, потому что экономика падает. Некогда работать, шумят, выступают, демонстрации, шествия. Там, где нет порядка, нет власти, проблемы не решаются. Нарушается безопасность каждого человека, безопасность страны, некогда заниматься насущными экономическими проблемами. Еще раз хочу сказать всем, кто все время будоражит, все выборы будут происходить в конституционный срок. Давайте закроем эту тему. Сейчас время, когда правительство и вся исполнительная власть должны засучив рукава решать конкретные проблемы людей, исполняя наши программы и предвыборные обещания Nur Otan и, предложения, высказанные избранным президентом Касым-Жомартом Кемелевичем Токаевым. На это наша партия будет нацелена».

«Nur Otan должен максимально консолидировать активных членов партии. Их называют «ядерными». Не каждый понимает, что такое «ядерные», подумают, что ядерная бомба. Ядерные – это активные члены, которые не сидят дома, выходят на улицы и доказывают правоту. У нас 800 тысяч членов партии, кто из них активные? В Шымкенте срывали флаг партии на центральном здании, никто не пикнул, все сидели. И где же партия была? Только потом пришлось восстанавливать. Вот, где проявляется. А мы в партии и сидим тихо. Боимся, что ли, чего-то? Мы партия власти. (…) И таких активных членов нужно воспитывать».

«В первые годы независимости пришлось сотню выступлений делать – тысячи поездок по стране. Ничего нет потому что, работы нет, зарплаты нет, в магазинах прилавки пустые и все говорили: «Дай». Откуда дать, если у государства нет. И сейчас тридцатилетней давности лозунги поднимают — «Мне дай, у меня много детей», «У меня мало зарплаты, дай». Так ты о чем думал? Это же твои проблемы. Ты же с государством не советовался. Если государство решает свои задачи и дает, — «Нет, мало, давай еще».

«Некоторые руководители госорганов, министры, акимы не позиционируют себя с партией. Партия так, а я так – сам по себе возник здесь, начальник. Все члены Nur Otan должны публично демонстрировать партийную принадлежность, свою связь с партией, не только одевать значки на заседания. В Малайзии все министры носят значки, что он государственный чиновников. У премьер-министра значок с номером один, у заместителей – два и у всех остальных. На улице люди видят, что идет государственный служащий. А мы что? Боимся принадлежности к партии? Тогда выйдите из этой партии, мы другого подберем».

«Большой потенциал взаимодействия в ассоциации «Болашак», которая объединяет более 10 тысяч человек. Это те, кого государство отправляло за свой счет, и родители сейчас отправляют пачками. За пределами Казахстана обучается 60 тысяч молодых казахстанцев, может даже больше. Только в России 16 тысяч. Они приезжают, возвращаются работать. Надо заниматься ими. В одно время мы из этих болашаковцев отправили работать во все области — заместителями акимов, районов. Все они сейчас подготовленные вышли. А почему сейчас прекратили эту работу? Например, Кульгинов — из болашаконцев специально мы направили его акимом Уральска.Теперь он вырос — и таких много. Для чего мы готовили их? Потому что мы сидим и не хотим уступать свой стул. Мы видим, что они работают лучше. А так мы не сможем развиваться, мы остановимся».

«Партия должна проводить наступательную информационно-идеологическую политику. Сегодня в медиа растет число новых каналов, искажающих реальность. Просто так кидают вопросы какие-то. Правда, не правда – а вы разбирайтесь. И никто, целая медиа-группа партии, где телевизионные каналы есть, где есть газеты, сидят, молчат. Наши центральные информационные каналы тоже молчат. «Ой, боимся». Раньше, я, наоборот, наказывал редакторов, которые приходили и заставляли: «Ты мне плати, иначе я плохую статью про тебя напечатаю». А сейчас — телефонное право, пугают редакторов: «Если ты этого сделаешь, то я через того, другого сниму тебя с работы». Мы это знаем. Еще один такой случай, и мы снимем с работы, кто бы это не был. (…) Партия должна инициировать принятие закона об ужесточении наказания за клевету. Никто не давал право огульно охаивать и оскорблять, доводить до абсурда дела, которые у нас делаются. Традиционное СМИ уступает в позициях. Даурен Абаев должен этим конкретно задуматься и заняться и телефонное право не должно работать. Чиновники оказывают давление на редакторов, блокируют критику разными путями. И поэтому в общественном сознании формируется альтернативная реальность».

«Необходимо кардинально усилить борьбу с коррупцией, провести чистку рядов. Мы много раз говорили и избранный президент тоже недавно одним из главных сказал. Мы работаем, конечно, Агентство работает, меняем каждый раз руководителей. а воз и ныне там. Почему? Потому что мы сам народ не подключили к этому делу. К нетерпимости. В Сингапуре существует порядок. Если я работаю в одном кабинете с моими соратниками и если вижу, что кто-то собирается производить коррупционные действия, и я не сообщил — меня будут наказывать. Потому что я не сообщил. Разве у нас есть (такое -ред.)? Даже в психологии такого нет».

«Мы же с вами знаем, что во многих вузах экзамены сдают за денежное вознаграждение. При поступлении бывало, но на обычных сессиях покупают зачеты и отметки! Студентов вынуждают давать взятки при распределении мест в общежитиях и решении других жизненных проблем. Это вызывает крайнее недовольство молодежи. Как председатель Совета безопасности, поручаю Совбезу совместно с группами изучить этот вопрос выборочно в вузах и вынести на обсуждение Совета безопасности. По итогам будем принимать решения. Сама молодежь должна подключиться к противодействию коррупции. Что за знания, купленные за деньги, скажите? Какого специалиста мы потом получим? Вот Назарбаев Университет, не потому что он Назарбаев Университет, пусть попробует кто-нибудь предложить там деньги за зачет или экзамен. Они понятия не имеют. 10 тысяч наших молодых людей выучились в лучших западных университетах. Пусть они расскажут, кому они могли там дать взятку за зачет. Этого в помине нет. Не знаю, почему у нас это до сих пор идет.(…) Нужно работать с ректорами, есть те, которые сидят по 10-20 лет. Где министр образования? Ты проследи за всем этим».

«Прозрачной должна быть сама партия. Правильно, что мы публикуем отчеты о доходах и расходах партии. Так должны делать все».

 «Необходимо принять новые меры. Надо сесть, схватиться за голову, привлечь специалистов и думать. У нас ресурсы на поверхности лежат. Первое, я считаю, это налоговое стимулирование. Сейчас скажут, что, наоборот, налоги надо повышать. Мы и так имеем самые низкие налоги: корпоративный — 20 процентов, подоходные — 10 процентов. Такого нет во многих стран, редко кто имеет такие налоги. Ниже, как говорится, некуда. Но нам надо оживлять экономику. Нам налоги нужны или рост экономики? Где мы больше получим для бюджета? А для этого нам надо посмотреть, как нам дать послабление малому и среднему бизнесу, чтобы у них оставались деньги на развитие. Конечно, это требует изучения подсчета, чтобы не ухудшить бюджет».

 

«В прошлом году мы провели работу по очистке финсектора, Ербол, до твоего прихода (председатель Нацбанка Ерболат Досаев). Вложили деньги, несмотря ни на что. Подняли, посмотрели. Но, если в реальном секторе не будет наведен порядок, через год мы будем иметь то же, что и в прошлом году. Согласен? Но никто не хочет этим заниматься. Кто получатель кредита? Получатель кредита — несостоятельная компания. Берет деньги и не может отдать. Зачем такую компанию держать? Обанкротить надо. Опять же боимся банкротить. Ничего страшного нет. В мире, в одном Нью-Йорке, тысячи компаний подвергаются банкротству каждый год. Приходят новые организации. Мы к этому не привыкли, но давайте будем об этом думать. Если кредитополучателей не вылечим, ничего не будет. Ты согласен, Ербол? У нас по этому вопросу есть план? Придется этим заниматься».

«Необходимо также пересмотреть бюджетную политику. Госзакупки являются наиболее непрозрачной и коррумпированной сферой. Около 65 процентов госзакупок на 1,8 триллиона тенге осуществлены из одного источника. Нужно изменить закон о госзакупках».

«Из бюджета выделяются большие деньги на содержание бесперспективных населенных пунктов, фактически, это паразиты. У нас 7,7 тысячи населенных пунктов, из них 1,8 тысячи перспективные, которые надо развивать. У нас же степь большая. Десять домов у одной горы, еще десять — у другой. Сколько дорог нам проводить туда, сколько больниц строить? Из-за 10 домов больницы строить или школы? Это непродуктивно. (…) Это не означает не создавать условий. (…) Нужно их переселять в перспективные регионы — там создавать инфраструктуру, школы, больницы, проводить дороги. Это намного дешевле для государства».

«Следует серьезно усилить работу фракции партии в Мажилисе. Это основной механизм реализации партийных задач и влияния на исполнительные органы. Чтобы поднять статус фракции, вношу предложение избрать на должность ее руководителя Нурлана Нигматулина, председателя Мажилиса. Как спикер Мажилиса он сможет мобилизовать все ресурсы для решения поставленных задач и переформатировать работу фракции».

Источник: holanews.kz. 

Loading...

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись