Костанай и костанайцы Политика

Серик Бектурганов: «Альтернативы у Казахстана не было»

Четверть века на государственной службе: путь от преподавателя до сенатора

Почти половину из 30 «независимых» лет видный государственный деятель Серик Бектурганов занимал должность заместителя акима Костанайской области.

Он застал и середину тяжелых 90-х, и кризисные «нулевые». Пик карьеры пришелся на законодательную деятельность в Сенате Парламента РК. Сейчас – заместитель председателя АО «СПК «Тобол». В преддверии главного праздника страны говорим с Сериком Чингисовичем о независимости.

– Серик Чингисович, что для вас значит это слово?

– В 1991 году, когда Казахстан стал независимым государством, мы сами не понимали, что это такое и даже не представляли, куда пойдем дальше и каким путем. На тот момент в стране было только поколение, которое выросло в 60-70-80-е годы. А это другая идеология, другие установки, другие взгляды…

1991 год был очень богат на события, причем они развивались стремительно. Сначала референдум, августовский путч, Беловежское соглашение, и лишь потом объявление о независимости страны. Только спустя год пришло понимание, что мы – отдельное государство, что нет уже никакого Союза, что нам надо жить самостоятельно, самим принимать решения, строить экономику. Непросто было, тем более Конституция писалась в союзное время, поэтому в ней были противоречия с наступившими реалиями. Сегодня, спустя 30 лет, оглядываясь на этот временной отрезок, мы видим, что пережили тяжелый процесс строительства отдельно взятого государства. Герб, Гимн, Конституция, создание нового Парламента – эти атрибуты были приняты относительно безболезненно и быстро. Непростым делом было определение границ нового государства. Но самым сложным оказалось поднять экономику, ведь в упадок пришли практически все сферы. Кругом царил кризис, разруха. Ранее была интегрированная экономика Советского Союза, и нам предстояло перестроить всю налаживаемую годами и рухнувшую в один день систему, чтобы минимально зависеть от других стран. Поэтому независимость для меня означает сложный процесс по созданию и строительству нового государства.

– А есть то, что упустил Казахстан в начале своего становления? Могли ли мы пойти по другому пути развития?

– Нет, не думаю, что у нас был другой путь. К примеру, немало вопросов возникает по поводу того, что можно было бы сохранить колхозы и совхозы. Я с этим не согласен. Мы не могли жить автономно, в изоляции от всего мира, где развивалась рыночная экономика. Другое дело, что не все сумели быстро перестроиться и принять новые реалии. Там, где были слабые управленцы, все разрушилось очень быстро. Но там, где руководил крепкий и думающий наперед хозяйственник, дела пошли в гору. Я говорю об Иване Матвеевиче Вечтейне, Борисе Павловиче Князеве. Их хозяйства: ТОО «Им. К. Маркса», ТОО «Алтынсарино» – процветают и поныне, оставаясь примером для многих.

– То есть вы считаете, что наша страна все эти годы развивается правильно и идет верным путем?

– Я думаю, да. Альтернативы не видел и не вижу.

– Наверное, одно из многих «достижений» независимого Казахстана – это коррупция. В нашем обществе она начала проявляться именно с обретением нового статуса отдельной страны.

– Нет, коррупция была всегда. В советское время ее предпочитали замалчивать, где-то закрывали глаза на творящийся произвол. Но все это было. Коррупция есть во всех странах. Коррупция – не наше изобретение. Например, ни один президент Южной Кореи не ушел со своего поста, не оказавшись замешанным в подобных скандалах. Большой плюс Казахстана в том, что мы объявили этому «спруту» войну и не собираемся мириться с этим явлением.

– Как вы относитесь к концепции «слышащего государства»?

– У каждого времени есть свои приоритеты. Вот скажите, если в администрацию Президента пришло тысяча заявлений – это хорошо или плохо? Думаю, что прежде всего, это недоработки на местах, формализм и уход от проблем простого населения. Значит, есть над чем работать, начиная от акима сельского округа до главы региона. Думаю, что с принятием административного процедурно-процессуального кодекса РК многое изменится. Этот кодекс – мощнейший шаг защиты граждан от тех же чиновников-бюрократов, склонных к коррупции. Уже сегодня по- другому заработала судебная система. Но есть и другая плоскость этой проблемы. Люди привыкли в любой ситуации винить кого-то, но только не себя. Есть потребительское отношение, что «государство всем и вокруг должно». Человек споткнулся, упал – виноваты дворник, дорожники, но только не он. Хотя это именно он не смотрел себе под ноги. Самое главное, что государство должно сделать – это создавать возможности для каждого гражданина. Все остальное зависит от самого человека.

– Вы работали на разных должностях, у вас богатый послужной список. Что из него вы бы вычеркнули и что оставили?

– Мне дорога каждая строка в биографии, каждый новый участок работы обогащал и учил, давал опыт. Ни на одну работу я не просился, меня везде приглашали. И я всегда старался не подвести своих учителей, руководителей, а главное – искренне и добросовестно работал на свою страну и во имя народа.
Я окончил обычную среднюю школу №538 (основная школа № 115 – прим. ред.), а не какую-то престижную. Многие ходили в эту школу, были одни и те же учителя, предметы одинаковые у всех, но почему-то итог оказался разным. Кто-то стал водителем, учителем, а кто-то попал в тюрьму. А ведь мы все в одном районе жили, родители работали на одном предприятии, то есть у нас практически были одинаковые условия. Почему же сложилась жизнь по-разному? На мой взгляд, все-таки основа всему – семья, дальше уже идет воспитание, круг общения, интересы, увлечения. Человек развивается, если у него есть стремление больше знать. Так и на работе: одни люди проявляют себя, другие нет. Все зависит от самого человека, от того, может ли он владеть, контролировать и управлять ситуацией.

Продолжая эту тему, я считаю, что сегодняшние проблемы в образовании связаны с тем, что учитель, школа и родители не выступают единым союзом в воспитании ребенка. Мы привыкли к тому, что школа должна воспитывать ученика. Увы, сегодня другое время. Плюс пандемия. Современные родители только сейчас поняли, что и от их участия в жизни ребенка многое зависит, что нужно с ним заниматься, уделять время, а не перекладывать все обязанности и чаяния на плечи учителей. Смело об этом говорю, потому что я сам педагог по образованию. Школа должна в первую очередь не знания давать, а развивать стремление к учебе. Ребенок должен задаваться вопросами, интересоваться и искать ответы. Мы должны научить школьника учиться, как бы это парадоксально не звучало. Психологи говорят, если до 22-23 лет человек не научился искать интересную информацию, не стремится познать что-то новое, не жаждет развиваться, то после уже бесполезно что-то предпринимать. У такого человека все сводится только к материальным потребностям, о духовных ценностях, как правило, речи нет.

– А вы материально обеспечены? Что сегодня для вас значит работа – зарабатывать или?

– Сегодня работа для меня – это реализация своих возможностей. Накоплен опыт, есть знания, связи, которые могут послужить для региона. Для меня в приоритете на любой должности всегда была помощь людям. Например, я вхожу в республиканский Общественный Совет Фонда обязательного медицинского страхования, где мы сталкиваемся с различными ситуациями. Сейчас занимаюсь проблемами финансирования онкологической службы. К сожалению, ситуация с лечением этой тяжелой болезни не улучшается, даже наоборот, появляются новые проблемы, зачастую финансовые. Это к тому, что я много времени трачу на решение вопросов, которые не приносят мне материальных благ, но зато получаю удовлетворение, если могу помочь и оказываюсь полезным.

Насчет материальных благ: я не считаю себя бедным и достаточно обеспечен для удовлетворения нынешних потребностей. Замечу, для меня деньги никогда не были в приоритете, а сейчас тем более, когда понимаешь, что ценнее самой жизни ничего на свете нет.

– Это ситуация с коронавирусом дала осознать ценность жизни, тяжело, когда уходят близкие люди. Мои соболезнования по поводу смерти вашей мамы, которая, насколько я знаю, для вас была большим авторитетом.

– Мамы мне, конечно, как и любому человеку, будет не хватать. Постоянно вспоминаю наши разговоры, я любил с ней гулять по парку Победы… О чем задумываюсь в последнее время? Прежде всего, есть сожаление недосказанного при жизни дорогим сердцу людям, но уже ничего не вернешь. Как сказал актер Киану Ривз: «Я точно знаю, что после смерти те, кто любят нас, будут по нам скучать». Так оно и есть. Единственное, что мы можем сделать – это сохранить память об ушедших в мир иной.

– Почему вы вернулись Костанай, могли ведь остаться в Нур-Султане?

– Да, была возможность. Костанай для меня родной город, здесь я вырос, прошел все ступени государственной службы. Для меня здесь все родное. Честно говоря, многие спрашивали, почему я уехал из столицы. А мне в Костанае хорошо. Конечно, город очень сильно изменился за последнее время: где-то в лучшую сторону, где-то в худшую. Дороги стали лучше. Появились новые микрорайоны. Я в 90-е и представить себе не мог, что Костанай-2 станет таким красивым. А открытие термопарка! Одно лишь огорчает: костанайцы стали меньше улыбаться, а ведь наш город всегда отличался добрыми, улыбчивыми и радушными людьми.

– Ваши любимые места в Костанае?

– Это парк Победы. Он у меня теперь всегда будет ассоциироваться с мамой.

– Изменился ли ваш круг друзей за прошедшие годы?

– Настоящие друзья остались. Правда, меньше стали общаться. Не знаю, с чем это связано – с возрастом, с коронавирусом ли. Да и у каждого свои проблемы, заботы, дети, внуки. Все живут в постоянной нехватке времени. По молодости с друзьями каждый вечер могли встречаться, сидеть, разговаривать. Сейчас жизнь другая. Появились соцсети, гаджеты, а раньше только телевизоры были.

– С социальными сетями дружите?

– Я везде зарегистрирован, что дает мне большое поле для получения информации, мониторинга новостей. Но вместе с тем понимаю, что сегодня нынешних детей с малого возраста надо учить не просто получать информацию, а работать головой – правильно принимать, перепроверять и анализировать факты. К сожалению, даже взрослые не научились фильтровать все, что читают в соцсетях, в интернете.

– Что вы цените в людях?

– Ум. Умный человек понимает последствия всех своих действий.

– Есть ли повод для сожалений?

– Жалею, что не развил музыкальные способности.

Александра СЕРГАЗИНОВА,

фото Абиля ДОЩАНОВА


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77