Костанай и костанайцы

Второй год в Костанайской области работает проект по реабилитации репрессированных

Этим летом историки посетили Денисовский и Житикаринский районы, а также Карасу, Узунколь, Аулиеколь, Карабалык и Федоровку. Цель все та же – поисковая работа

В архивах специалисты искали все, что касалось репрессий: конфискация имущества баев и кулаков, гонения против служителей религиозного культа, а также документы, где говорилось о населенных пунктах, в которых были мечети и церкви, впоследствии разрушенные. Кроме того, изучали информацию о восстаниях и депортированных.

– Репрессии шли волнами. Не так, чтобы человека допрашивали и сразу ставили к стенке и расстреливали, – отмечает один из членов проекта по реабилитации, доцент КРУ им. А. Байтурсынова, кандидат исторических наук Серикжан Исмаилов. – Для конца 20-х – начала 30-х годов характерна такая специфика: человека сначала лишали избирательных прав. Основные причины, чтобы тебя внесли в списки лишенцев: вхождение в состав системы управления при царском режиме, служение религиозному культу.

Потом в список стали попадать баи и кулаки, а также влиятельные люди, в казахских аулах их называли «аткаминер». Люди, ведущие антисоветскую, по мнению властей, агитацию тоже включались в списки лишенцев или подвергались репрессиям. Антисоветчиком могли назвать за любое слово против режима.

– Человеку всегда свойственно высказываться, когда что-то не нравится или сравнивать свою жизнь с прошлыми периодами. Тогда на таких людей собиралась информация. Отмечу, что примерно с 1921 года, а может и чуть раньше, активную работу начало ведомство ОГПУ (органы государственно-политического управления) прообраз НКВД, КГБ. По их внутреннему положению, ОГПУ должны были в каждом учреждении иметь «своих» людей, которые в конце каждой недели приходили и докладывали, кто о чем говорит и как живет, – рассказал Серикжан Исмаилов.

В архивных документах, найденных группой, было прописано: «должны явиться в субботу в 9 утра и отчитаться».

– Читая документы, видишь, что человек, разговаривая со своим коллегой, не подозревал, что все это будет пересказано и использовано против него. Разговоры были откровенные. Но судить людей, которые занимались доносительством, мы тоже не можем, время было тяжелое, непонятно под каким давлением они это делали, – заключил историк.

Полина ШКАРУБО,
фото из архива


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77