Наш Костанай Образование

Преподаватель из Костаная о потребительском отношении школьников и опыте работы с осужденными

Знакомьтесь – историк Гульмира Нурушева, стаж преподавательской деятельности 23 года. За плечами работа в школе, вузе, министерстве образования и даже колонии. Наш разговор состоялся накануне Дня учителя.

– Гульмира Келдыбаевна, как вы пришли в профессию? Это был случайный выбор?

– Большая тяга к истории и знаниям в этой области – это семейное. Моя мама, родная сестра – учителя, тети по маминой и папиной стороне тоже в педагогике.

Еще в школе мне очень нравился этот предмет. Но мой профессиональный путь мог начаться совсем по-другому. Тогда в 90-х была очень модной профессия юриста, и я решила пойти туда. Но узнав о большом количестве желающих поступить, выбрала все же исторический факультет, хотя и здесь набор был не меньше. Первое место работы – Аманкарагайская средняя школа, параллельно обучалась в аспирантуре. Была еще Сулукольская школа, и только потом университет. Помимо этого мне довелось в свое время поработать в министерстве образования, в Национальном центре тестирования.

– Если сравнить педагогов вашей школьной поры и сегодняшних учителей, это разные специалисты?

– Для меня примером всегда является мой учитель истории, классный руководитель, ветеран просвещения Стахан Нурханович Еленов. Его стиль преподавания, конечно же, сильно отличается от того, как учат сегодня, и я в том числе. Многое неизбежно меняется с течением времени, реформы полностью поменяли методику. Советская была ориентирована на весь класс сразу, новая же, разделяет детей по группам. Нижний уровень знаний, средний, продвинутый и так далее. Большое внимание уделяется работе с мотивированными учениками, остальные как бы отходят на второй план. А раньше, хотя преподаватели и не обладали технической поддержкой, интернет-ресурсами, материал и способ его донесения был на более высоком уровне. Но винить современных учителей в этом нельзя, сейчас другое время и другие требования. У учащихся тоже иное отношение к преподавателю, более потребительское что ли. Дети сидят и ждут, когда им все разжуют. Хотя я не совсем согласна с тем, что ученики должны большую часть материала изучать сами, а учитель их направлять. Это применимо в старших классах, но для младшего и среднего звена это просто неприемлемо.

– Как вы думаете, учитель сегодня соответствует тем требованиям, которые к нему предъявляет общество?

– Мне кажется, что принятый Закон «О статусе педагога» обеспечил для преподавателей некую защиту. Их освободили от большой бумажной волокиты, которая была раньше, появилась возможность зарабатывать различные категории и вместе с тем повышать оплату труда. К примеру, за степень магистра в школе доплачивают, хотя в университете, например, такого бонуса нет. Но есть в этой ситуации и минусы. Из-за того что стало модно работать в школах из-за высокой заработной платы, большое количество нынешних выпускников идут в профессию сугубо из-за финансового благосостояния. Выпускники в большинстве своем неориентированны. Только время показывает, кто действительно готов служить детям, а кто пришел за деньгами. От этого зависит и отношение учеников к преподавателю.

– Мы часто слышим – ученик уже не тот! А что вы скажете, каких первокурсников получает университет?

– С каждым годом уровень подготовки студентов разный, нет такого, что выпускники школ с каждым годом становятся все эрудированнее или наоборот. Во-первых, специальности разные, некоторые из них предполагают высокие баллы во время тестирования, то есть соответственно и знания у них не могут быть низкими. Если раньше выпускникам еще как-то могла помочь школа, то сейчас бюджетные места заслуживают только те, кто действительно достоин. Тем не менее с каждым годом есть улучшения, даже не сколько в знаниях студентов, а в их ориентированности и мотивированости. Часто приходится слышать от студентов первых курсов планы о поступлении в магистратуру, докторантуру, на дальнейшее повышение квалификации. Помимо этого, тенденция проведения занятий в онлайн-формате и самостоятельному поиску информации сделала абитуриентов технически подкованными и мобильными. Единственное, чего не хватает в школах, это научного подхода к обоснованию своих мыслей, но все приходит со временем. Тем не менее с нынешнем поколением всегда можно поговорить, вести занятие в формате диалога и получать отклик, свежие мысли, рассуждения. За это я и люблю преподавательскую деятельность.

– У вас же еще есть опыт стажировки за рубежом, расскажите об этом.

– У меня их было три. Первая проходила в Польше, в музее Второй мировой войны, в городе Гданьске. Вторая по международной программе «Болашак» в Казанском федеральном университете, там училась педагогическим инновациям. И третья совсем недавно в Хорватии, в университете города Дубровника. У иностранных коллег я многое для себя подчеркнула. Один из этих моментов – тьюторская система образования. Это когда студент сам выбирает для себя время, преподавателей, предметы обучения, создает индивидуальный план. Студенты по мере необходимости посещают занятия. У нас, конечно, есть подобие такой системы, реализовывается она в делении на группы, но все же в Европе совсем другое. У них группы состоят максимум из 4-5 человек, что дает возможность преподавателю уделить время каждому студенту и углубленно остановится на конкретных вопросах. В то время как у нас в основном дети делятся только по специальностям и могут выбрать для себя лишь часть дисциплин. Тем не менее наша система образования очень схожа с европейской, так как мы обучаем в системе Болонского процесса. Наши бакалавры часто проходят магистратуру в странах Запада, время от времени случается, когда остаются работать, защищают докторские диссертации. Нужно лишь подтвердить свой диплом, переучиваться, для того чтобы работать в других странах, участникам Болонского процесса необязательно.

– Были ли у вас встречи с выпускниками? Есть ли ученики, которые вспоминают вас или которых вспоминаете вы?

– У нас очень много студентов, которыми мы гордимся. Со своими выпускниками я встречалась буквально недавно на конкурсе «Сезон открытий». Наши студенты, будучи уже преподавателями со стажем, привели детей для участия в интеллектуальном конкурсе. Что отрадно, все подошли, поздоровались, рассказывали о том, что применяют наши методики, благодарили. Многие обучаются в докторантуре в европейских странах. Кто-то работает ведущими специалистами в архиве, музее Президента. Есть студенты, которые трудятся в министерстве образования, в министерстве сельского хозяйства. Довелось мне поработать в КНБ над секретными архивами, и там видела наших студентов. Я рада, что мы всем преподавательским составом смогли воспитать таких успешных личностей.

– Учительство – все же дело непростое. Были ли такие моменты в вашей карьере, о которых сожалеете?

– Знаете, мне не о чем жалеть. Я работала и в школе, и в министерстве образования, и сейчас занимаюсь репетиторством, готовлю школьников к ЕНТ и олимпиадам, но больше всего мне нравится в университете. Я всегда общаюсь с новыми ребятами и заряжаюсь от них энергией, мыслями, чувствую себя молодой. Сейчас я преподаю по меморандуму в «Черном беркуте» (учреждение чрезвычайной безопасности, колония для пожизненно осужденных – прим. ред.). Провожу идеологическую работу с осужденными, мы говорим об истории. Но даже от них не замечаю плохую энергетику. Большинство очень мыслящие и заинтересованные. В силу того, что у них большое количество свободного времени, есть увлеченность знаниями. Конечно, порой они видят те или иные события под призмой своего опыта, но главное найти фишку, которая их заинтересует. И это касается всех – если найти точки соприкосновения, можно обучить любого, даже осужденного «Черного беркута».

– Хочется пожелать удачи и поздравить в вашем лице всех учителей с праздником! Счастья и творческого вдохновения!

Сергей ЗАИКА,
фото предоставлено героиней материала


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77