COVID-2019
в Казахстане



Вся информация здесь

102064

Выздоровевших

107374

Зарегистрированных случаев

3468

Зарегистрированных случаев в Костанайской области

1671

Летальных случаев

Наш Костанай

Кто-то теряет, кто-то находит

Мукомольный бизнес в Костанайской области – на грани банкротства

Если правительство не примет срочные меры, в регионе закроются все предприятия переработки зерна.

Костанайская область не из тех регионов, которые работают исключительно на внутренний рынок. Большую часть выращенного зерна, а это от двух до трех миллионов тонн, местные аграрии каждый год продают в ближнее и дальнее зарубежье. В экспортном списке этого года – 27 стран, включая Норвегию, Италию, Грецию, Великобританию, Израиль и Бангладеш… Но это по твердым и мягким сортам пшеницы. А вот мукомолы Костаная теряют внешние рынки сбыта муки. Связано это с тем, что конкуренты из других стран закупают казахстанское зерно и производят из него муку, которая выходит даже дешевле нашей. Поэтому рынок сбыта сокращается.

— С начала этого года на экспорт было направлено 421 тыс. т муки, что на 227 тыс. тонн меньше, чем на эту же дату прошлого года. На 11% снижено и производство муки. Если за семь месяцев прошлого года было произведено 602 тыс. тонн, то в этом – только 534 тысячи, – говорит главный специалист управления сельского хозяйства Марат Красиков. – Меньше прошлогоднего приобрели муки наши традиционные партнеры из Афганистана, Ирака…

Сейчас в регионе функционируют 70 мельниц. Из них в Костанае – 31. Экономическое положение предприятий переработки пшеницы весьма шаткое. Мукомолы говорят, что в первом полугодии остановились почти все мельницы региона. Связано это с тем, что склады были заполнены, а сбыт – минимальным. Аналогичная ситуация наблюдается и в других областях республики.

— У нас объемы небольшие, работаем в основном на местных потребителей – небольшие пекарни, кондитерские цеха, – говорит директор ТОО «Невада» Дмитрий Пасечник. – Сегодня мельницы загружены лишь на 25% от своей проектной мощности.

Хуже ситуация у крупных предприятий, традиционно работающих на экспорт.

— Еженедельная отгрузка – это два-три вагона. А мы ежедневно можем отправлять до 10. Так и делали до марта текущего года. Сейчас спрос упал, – говорит директор ТОО «Асалия» Дулат Шаяхметов.

С аналогичной проблемой столкнулись и такие крупные мукомольные предприятия, как ТОО «МК Романа-Нан», ТОО «Атамекен Дос», ТОО «Бэст Костанай».
В 2007 году Казахстан вышел на первое место в мире по экспорту муки, продержавшись на этой позиции до 2010 года. Тогда и стали строиться в регионе крупные мельничные комплексы производительностью по 500–1000 тонн муки в сутки. К сожалению, после этого лидерство было потеряно по целому ряду причин, в числе которых и активная защита своих рынков соседними странами, и сложности с транспортировкой казахстанской продукции. Особенно активизировалась эта тенденция в последние годы.

— В основном, это логистика, – продолжает Дулат Шаяхметов. – В том же Узбекистане построили крупные мельничные производства. Они стали закупать наше зерно, перерабатывать и отправлять в Афганистан. Разница в тарифах на железнодорожные перевозки в Казахстане и Узбекистане огромная!

Так, транспортный тариф от Костаная до ст. Сары-Агаш (Узбекистан) – 35 долларов за тонну вместе с погрузкой и другими сопутствующими расходами. Это свыше 2400 км. Еще в 47 долларов обойдется транзит от Сары-Агаша до границы с Афганистаном, а там – 850 км. Для местных мукомолов транзитный тариф всего 23 доллара.
Чтобы казахстанская мука стала конкурентоспособной, она должна стоить не дороже узбекской. Но… за морем телушка-полушка, да рубль – перевоз.

— Мукомольный бизнес – на грани банкротства, – возмущается Шаяхметов. – Ведь нам муку до Афганистана надо еще довезти, что дорого стоит. Это не связано ни с вагонами, ни с подъездными путями, это рынок. И каждое государство защищает интересы своих предпринимателей. У них на зерно, чтобы не иссякли поставки и работали перерабатывающие комплексы, тариф нормальный, а вот на завозную муку – уже повышенный. Поэтому с апреля фактически работаем на половине производственных мощностей. Понял, что если буду торговать, то на каждой импортной тонне потеряю по 20–25 долларов. Если отправлю 10 тыс. тонн – это уже 250 тыс. долларов. А ведь надо еще перечислять налоги в бюджет, платить людям зарплату. У меня работают больше 200 человек, причем многие – со дня основания предприятия, а это более 20 лет.

Из сложившейся ситуации, по мнению переработчиков, есть два выхода: ввести зеркальные меры реагирования к тому же Узбекистану и субсидировать переработчикам транспортные расходы. Мукомолы еще несколько месяцев назад разработали конкретные предложения, и с помощью Костанайской палаты предпринимателей «Атамекен» внесли их на рассмотрение в правительство. Активно защищает позицию мукомолов и президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Евгений Ган.

— То, что надо было сделать на рынках Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана, мы сделали: вошли туда, закрепились, работаем. Но бороться с правительством этих стран – не наша компетенция. Мы же чувствуем себя беззащитными, – сказал Евгений Ган в одном из интервью. При этом он замечает, что подобная ситуация касается не только мукомолов, с аналогичной проблемой может столкнуться и экспорт мяса, как только наберет необходимый объем, и все остальные экспортоориентированные отрасли.

Если ситуация не изменится, считают переработчики, необходимо искать новые рынки сбыта, например, Монголию, Китай. Иначе неминуемо произойдет сокращение предприятий переработки. Но и от старых партнеров не стоит отказываться.

— Я почти 20 лет проработал с афганцами, – говорит Дулат Шаяхметов. – Потребители платежеспособные, делают предоплату, честно работают, без всяких подвохов, все выполняют согласно договоренности. Но и к себе требуют соответствующего отношения. Мое мнение: наши мельницы без Афганистана не выживут. Тем более что сейчас сложилась благоприятная для нас ситуация. Раньше северную часть страны обеспечивал Пакистан. Они закрывали практически половину потребностей Афганистана, но в этом году у них из-за погодных условий – неурожай. 17 июля закрылся экспорт зерна и муки со стороны Пакистана. Это подтвержденные данные, и это подтверждают сами афганцы. Поэтому мы с ними будем работать еще активнее. Не воспользоваться такой ситуацией – грешно.

— Мы знаем проблемы, с которыми сталкиваются мукомолы при импорте продукции, – отвечая на вопрос журналиста «НК», прокомментировал ситуацию заместитель акима региона Гауез Нурмухамбетов. – Аким области несколько раз проводил совещание по этому вопросу. Мы написали свои предложения в ассоциацию мукомолов, Министерство сельского хозяйства. Знают об этом и в Министерстве национальной экономики. Когда на межправительственном уровне ситуация решится, тогда мукомолы заработают в полную силу.

По словам Гауеза Нурмухамбетова, основная задача исполнительной ветви власти на сегодняшний день (это с учетом неурожая) – обеспечить сырьем мельничные комплексы. Главное, чтобы не было сокращения людей, не снижались объемы производства.

— У нас около трех тысяч человек работают в мукомольной отрасли, – сказал Нурмухамбетов. – И мы заинтересованы в том, чтобы они не пополнили ряды безработных. А пшеницу для переработки в связи с неурожаем в нашем регионе можно завозить из Северо-Казахстанской и Акмолинской областей, соседних регионов Российской Федерации, где урожайность на порядок выше. Для этого нужно заключить соответствующие меморандумы. Эту работу мы сейчас и проводим.

Александр КУЗЬМИЧЕВ

Фото Валентины ШТРО


Много сидишь в социальных сетях? Тогда читай полезные новости в группах "Наш Костанай" ВКонтакте, в Одноклассниках, Фейсбуке и Инстаграме. Сообщить нам новость можно по номеру 8-776-000-66-77